Разъяснения о возможности адвоката выполнять функции третейского судьи, председателя третейского суда при рассмотрении гражданско-правовых споров в третейском суде (утв. Решением Совета 24.01.12 г.)о от 18.07.2012

Совет Адвокатской палаты Красноярского края

Запрос адвоката Долгинцева В.И.

Прошу Совет Адвокатской палаты Красноярского края разъяснить, может ли адвокат выполнять функции третейского судьи либо председателя третейского суда при рассмотрении гражданско-правовых споров в третейском суде?

Решением Совета Адвокатской палаты

Протокол № 01/12 от 24 января 2012 г.

РАЗЪЯСНЕНИЯ

О возможности адвоката выполнять функции третейского судьи, председателя третейского суда при рассмотрении гражданско-правовых споров в третейском суде

Руководствуясь статьей 4 Кодекса профессиональной этики адвоката, Совет Адвокатской палаты разъясняет следующее:

В соответствии с пунктом 1 статьи 8 Федерального закона от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» (далее — Закон о третейских судах) третейским судьей избирается (назначается) физическое лицо, способное обеспечить беспристрастное разрешение спора, прямо или косвенно не заинтересованное в исходе дела, являющееся независимым от сторон и давшее согласие на исполнение обязанностей третейского судьи.

В силу пункта 7 статьи 8 Закона о третейских судах третейским судьей не может быть физическое лицо, которое в соответствии с его должностным статусом, определенным федеральным законом, не может быть избрано (назначено) третейским судьей.

Расходы, связанные с разрешением спора в третейском суде, включают, в том числе, гонорар третейских судей (часть 1 статьи 15 Закона о третейских судах).

Согласно части 1 пункта 1 статьи 2 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее — Закон об адвокатской деятельности и адвокатуре) адвокат не вправе вступать в трудовые отношения в качестве работника, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности, а также занимать государственные должности Российской Федерации, государственные должности субъектов Российской Федерации, должности государственной службы и муниципальные должности.

Пункт 3 статьи 2 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре предусматривает, что адвокат вправе оказывать иную юридическую помощь, не запрещенную федеральным законом.

Как указано в Постановлении Президиума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 31.03.2009 № 17412/08 пункт 1 статьи 2 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре не допускает вступления адвоката в трудовые отношения и занятия им государственных и муниципальных должностей. Деятельность в качестве третейского судьи не опосредуется трудовым отношением, а должность третейского судьи не относится к государственным или муниципальным должностям.

Законодательство в ряде случаев устанавливает прямой запрет для определенных лиц осуществлять полномочия третейского судьи.

Такой прямой законодательный запрет существует в отношении судей (пункт 3 статьи 3 Закона Российской Федерации от 26.06.1992 № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации»). При этом историческое толкование показывает, что наличие в Законе запрета на занятие судьей иной оплачиваемой работой, кроме преподавательской, научной и иной творческой деятельности (аналогично в действующем Законе об адвокатской деятельности и адвокатуре), не рассматривалось как достаточное для запрета судьям осуществлять деятельность в качестве третейского судьи, в связи с чем законодателю потребовалось дополнение названного Закона упомянутым прямым запретом судьям быть третейскими судьями (пункт 1 статьи 1 Федерального закона от 15.12.2001 № 169-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации»).

Пункт 7 статьи 8 Закона о третейских судах и статья 2 Закона об адвокатской деятельности и адвокатуре не содержат императивных норм, запрещающих адвокатам осуществлять полномочия третейского судьи в третейском судопроизводстве.

Иное толкование положения статьи 8 Закона о третейских судах существенно ограничивает права адвокатов и искажает смысл альтернативного судопроизводства, предусматривающего обязательное участие профессиональных юристов (пункт 2 указанной статьи Закона), сообщество которых в значительной степени состоит из адвокатов. Кроме того, приводит к дискриминации профессиональных юристов, относящихся к адвокатскому сообществу, по сравнению с юристами, не имеющими данного статуса. При этом деятельность адвокатов более подвержена регламентации, ограничениям и контролю, чем деятельность юристов, не являющихся адвокатами.

Законодательство допускает участие адвоката в работе третейского суда в качестве третейского судьи при условии, что адвокат не связан с участвующими в третейском разбирательстве лицами клиентскими отношениями и не имеет иной заинтересованности в деле.

Адвокаты при принятии функций арбитров по делу не должны допускать «конфликта интересов».

Практика включения адвокатов в число третейских судей является широко распространенной во многих европейских странах, США и Российской Федерации. Например, 2 декабря 2008 года был образован Третейский суд для разрешения экономических споров при Федеральной палате адвокатов РФ, в Регламенте которого указывается, что он является самостоятельным постоянно действующим третейским судом, осуществляющим свою деятельность в соответствии с Федеральным законом «О третейских судах в Российской Федерации». В этот суд входят третейские судьи, включенные в список, утверждаемый Советом Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации. При этом на момент образования этого третейского суда отмечалось, что адвокатское сообщество, предоставляя предприятиям, организациям, предпринимателям новые возможности для развития, для цивилизованного ведения дел, для реализации своих гражданских прав, вступает в качественно новый этап своей деятельности; создание третейского суда при адвокатском сообществе является значимым событием как для всех участников адвокатского сообщества, так и для всего российского общества в целом и давно назревшей необходимостью.

УЧАСТИЕ АДВОКАТА В ТРЕТЕЙСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Преимущества третейского судопроизводства

Первоначальной задачей адвоката в аспекте его деятельности в третейском судопроизводстве является демонстрация перед клиентами преимуществ третейского судопроизводства и формирование у стороны потенциального или реального хозяйственного спора убеждения, что обращение в третейский суд — оптимальный для нее вариант поведения в сложившейся ситуации.

Независимо от правовых деклараций, сроки рассмотрения споров существенно увеличились. Если учесть высокую стоимость, формальность и недифференцированность арбитражного и гражданского (суды общей юрисдикции) процесса, можно сделать вывод о том, что производство в государственных судах в целом является малодоступным и недостаточно эффективным. Складывается ситуация, в которой государство гарантирует гражданам право на судебную защиту, а органы, которые должны реализовать этот принцип, не в состоянии обеспечить реальную защиту прав в полном объеме и оперативно. Совершенствование государственной судебной системы (внедрение институтов упрощенного судопроизводства, заочного решения, мировых судей и т.д.) — не единственный способ решения обозначенной проблемы. Судебная система не может расширяться бесконечно, ее содержание весьма затратно.

Большой популярностью в последнее время в государствах с развитой правовой системой пользуются так называемые «Альтернативные методы решения споров» (АМРС). Данный термин вполне официален; используется не только в теории, но и в правотворчестве и юридической практике. Активное введение в практику указанного института позволило в существенной части решить вопрос загруженности государственных судов и роста судебных расходов. Особо удобны эти методы при решении экономических споров, так как предоставляют возможность привлекать к судебному разбирательству квалифицированных экспертов, ею не всегда доступно в классическом судопроизводстве. Доминирующим принципом использования АМРС является достижение понимания сторонами требований оппонентов, что позволяет сохранить правоотношение между сторонами до (и даже после) разрешения спора. К ортодоксальному же судопроизводству субъекты прибегают в большинстве случаев, когда правоотношение уже прекращено (нарушено). Альтернативные методы основаны на достижении соглашения между спорящими сторонами, решение спора начинается уже с достижения определенных соглашений между спорящими сторонами, что способствует смягчению конфликта, переводу его из плоскости антагонизма в плоскость творческого противоречия. Их отличительной особенностью является характер и степень участия субъектов, а также участие третьей нейтральной персоны, пользующейся доверием конфликтующих сторон. Альтернативное решение споров не заменяет и не может заменить государственное правосудие, не преграждает и не может преграждать доступ к нему, не конкурирует с ним, а способствует ему.

Альтернативные методы решения споров оказались настолько эффективными на практике, что государственные органы во многих случаях официально рекомендуют их использование. В этом воплощается принцип экономии государственной репрессии: государство должно применять свою публичную власть лишь в крайнем случае, когда иные средства исчерпаны, и в чрезвычайно дозированных размерах. Мощное оружие государственного принуждения не должно использоваться «всуе». АМРС могут приобретать самые различные формы: посредничество, примирение, мини-суд «мичиганский посредник», третейские суды и т.д. В нашем обществе деятельность последних наиболее актуальна.

Развитие третейского суда как альтернативы государственному суду практически во всех странах рассматривается как позитивное явление, способствующее значительному облегчению бремени, лежащего на государственном правосудии в сфере разрешения конфликтов, возникающих между участниками хозяйственного оборота. Большинство государств закрепило юридическую допустимость третейского судопроизводства. В концентрированном виде эти положения нашли свое отражение в таких нормах международного частного права, как: Типовой закон ЮНСИТРАЛ о международном торговом арбитраже (Нью-Йорк, 21 июня 1985 г.), Конвенция ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-Йорк, 10 июня 1958 г.). Европейская конвенция о внешнеторговом арбитраже (Женева, 21 апреля 1961 г.).

Конституционной основой деятельности третейского суда является ст. 45 Конституции РФ: каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Этот принцип конкретизирует ст. 11 ГК, которая в аспекте судебной защиты прав граждан приравнивает третейский суд к арбитражному суду и суду общей юрисдикции. Непосредственно третейское судопроизводство регламентируют Закон РФ от 07.07.1993 № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже» и Федеральный закон от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейском суде». Отдельным аспектам работы третейских судов посвящены нормы арбитражного и гражданского процесса (аспекты оспаривания и принудительного исполнения третейского решения).

В силу решения Комиссии по правам человека 1991 г. был определен критерий необходимости обеспечения в процессе третейского судопроизводства минимальных стандартов справедливости; таким образом, те процессуальные нормы, которые действуют в системах государственных судов различного вида и которые, в принципе, должны соответствовать максимальным критериям справедливости, не могут рассматриваться как основа для оценки легитимности конкретных правил третейского разбирательства (т.е. установлен предел государственного вмешательства в процесс третейского судопроизводства).

Третейское судопроизводство знает две формы: постоянно действующий третейский суд и казуальный третейский суд (образуемый в разовом порядке сторонами для решения конкретного спора). Юридическим основанием возникновения третейского судебного процесса является заключение сторонами спора третейского соглашения, которое может приобретать форму собственно третейского соглашения, либо форму третейской оговорки в тексте договора, нарушение которого является предметом спора (так называемая договорная подсудность). Третейская оговорка может носить альтернативный характер: истцу предоставляется право самому выбрать из числа предложенных третейских судов для решения спора конкретный третейский суд, либо обратиться в арбитражный суд или суд обшей юрисдикции.

Третейское судопроизводство обладает комплексом как преимуществ, так и проблем. К первым относятся следующие:

  • — индивидуальный подход к рассмотрению каждого дела;
  • — гарантированная конфиденциальность;
  • — его договорный характер позволяет сторонам выбирать лиц, которые будут отправлять правосудие при рассмотрении их спора, принимая во внимание профессиональные навыки и независимость в суждениях, что, несомненно, повышает доверие к суду и минимизирует риск конфликта «отвода»;
  • — стороны способны оказать воздействие на избрание применимого права и места разбирательства;
  • — стороны заранее могут установить пределы ответственности и формы ее реализации (исполнения);
  • — поскольку третейское судопроизводство изначально основано на договоренности сторон, постольку предполагается более высокий уровень возможности достижения мирового соглашения и добровольного исполнения судебного решения;
  • — оперативность третейского разбирательства, которое предполагает лишь одну инстанцию, и решения третейского суда вступают в силу немедленно, что обусловливает в свою очередь и дешевизну процесса (третейский сбор за одну инстанцию);
  • — публичный характер классического судопроизводства исключает отношения конкуренции, деятельность же третейских судов полностью подчинена ее законам; третейские суды просто обречены на компетентность, профессионализм, независимость и беспристрастность (даже малейшее сомнение в этих качествах повлечет «безработицу» конкретного третейского суда или судьи — к ним просто не будут обращаться), они фактически лишены права на ошибку; данный тезис ни в коем случае нельзя трактовать как упрек федеральным и мировым судьям в непрофессионализме и пристрастности, просто жизнь предъявляет к третейским судьям повышенные требования;
  • — развитие системы третейского судопроизводства выгодно иным звеньям судебной системы России, так как третейские суды берут на себя существенную часть нагрузки, которая в противном случае легла бы на арбитражные суды и суды общей юрисдикции;
  • — будучи негосударственным образованием, третейский суд более независим, чем суд традиционный, который является частью государственного механизма; в силу этого принцип независимости мировых и федеральных судей носит во многом тезисный характер (процедура их назначения, обеспечения и т.д.);
  • — международная практика третейского судопроизводства знает особую его форму, когда стороны уполномочивают третейский суд решить спор не на основе принципа легальности (точного соответствия букве закона), а на основе принципа легитимности (правовой справедливости), что является средством защиты развитых отношений от негативного воздействия устаревшего закона; данная форма оправдывает себя при рассмотрении споров, вытекающих из долгосрочных и развивающихся отношений, при пространственных и временных коллизиях и т.д. (следует отметить, что внедрение в отечественную юридическую практику данной формы третейского разбирательства — это вопрос отдаленного будущего);
  • — решения третейского суда носят преюдиционный характер, при этом имеются определенные разночтения в трактовке этого фактора положениями арбитражного и гражданского процесса; если ст. 61 ГК непосредственно признает преюдиционность третейского решения, то преюдиционность третейского решения в арбитражном процессе можно усмотреть исходя из анализа ст. 69, 70, 150 АПК;
  • — решения третейского суда обладают признаком обязательности, они обязательны не только для сторон третейскою процесса, но и для государственных органов; так, в силу ст. 17 и 28 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» решение третейского суда рассматривается как правоустанавливающий документ, (и данной норме употребляется термин «судебное решение»), ст. 11 ГК закрепляет статус третейского суда в сфере судебной защиты гражданских прав равным статусу суда общей юрисдикции и арбитражного суда;
  • — третейское судопроизводство не отягощает государственный бюджет, оно финансово выгодно для государства, так как осуществляется за счет средств спорящих сторон;
  • — разрешение спора между сторонами, находящимися под юрисдикцией права различных государств, сталкивается с проблемой исполнения решения «государственного» суда одной страны исполнительными органами другой страны (например, судебная система Казахстана исключает систему арбитражных судов, в силу чего отсутствует механизм исполнения решений арбитражных судов России на территории республики Казахстан, процедура же легитимации решения иностранного суда крайне обременительна), механизм исполнения решений третейских судов в подавляющем большинстве стран с развитой системой права налажен довольно хорошо;
  • — актуальным на сегодняшний день в Российской Федерации является вопрос коррупции, в том числе и в судебных органах; в силу того, что третейские судьи лишены какого-либо иммунитета в плане привлечения к ответственности, а их решения приобретают основания для принудительного исполнения лишь после участия государственных судов (выдача исполнительного листа для принудительного исполнения решения третейского суда), риск ангажированности арбитра сведен к минимуму (каждое сомнительное дело может стать для третейского судьи последним);
  • — статус мирового соглашения, достигнутого в рамках третейского судопроизводства, имеет преимущества перед статусом мирового соглашения, заключенного в арбитражном суде или суде общей юрисдикции; в первом случае третейский суд выносит решение, которое является правоустанавливающим документом и может служить основанием для инициировании процесса принудительного исполнения; в последнем же случае таковые качества отсутствуют, а заключенное же мировое соглашение является разновидностью новации, неисполнение которой влечет новое судебное разбирательство;
  • — отношения между третейскими судами подчинены законам конкуренции, которая является естественным стимулом для профессионального развития.
  • Читайте так же:  Договор международной транспортной экспедиции

    Изложенное делает третейский суд более гибким и приспосабливаемым к потребностям сторон, чем гражданский судебный процесс.

    К недостаткам третейского судопроизводства следует отнести следующие факторы:

  • — его эффективность зависит от степени сотрудничества сторон, отсутствие механизма государственного принуждения в процессе судебного разбирательства ставит дисциплину и регламент процесса в зависимость от воли участников; затруднить или сорвать судебное разбирательство сторонам ничто не препятствует; гарантия эффективности третейского судопроизводства — это добрая воля участников и цивилизованный подход к решению спора, таким образом, третейский суд — это суд для цивилизованных лиц и цивилизованного решения спора, он предполагает высокий уровень правосознания и общей культуры всех участников процесса;
  • — рассмотренный фактор определяет этико-психологические трудности работы третейских судей — требуется большая осторожность и щепетильность для сохранения равновесия, паритета интересов в судебном процессе, а также большие усилия, направленные на минимизацию возможности возникновения малейшего конфликта;
  • — возможность обжалования третейского решения в рамках традиционной судебной системы, придание принудительного характера третейскому решению лишь через обращение в федеральный суд создают иллюзию, что третейское разбирательство — это ни к чему не обязывающая стадия досудебного решения спора, что «настоящее» решение вопроса будет все равно в суде общей юрисдикции или арбитраже; однако анализ практики третейских судов демонстрирует, что лишь 13% третейских решений оспариваются, в то время как в судах общей юрисдикции и арбитражных судах оспариваются 75% решений судов первой инстанции и 50% решений апелляционной инстанции; кроме того, ограничением права обжалования третейского решения может служить активно практикуемая пресекательная оговорка в третейском соглашении, о том, что решение третейского суда окончательное и обжалованию не подлежит; кроме того, законодатель категорически запрещает федеральным судьям при решении вопроса о выдаче исполнительного листа для принудительного исполнения решения третейского суда пересматривать третейское решение по существу, предусмотрено всего три основания для отказа в выдаче такового исполнительного листа, которые носят в основном процедурный характер (относящиеся к заключению третейского соглашения и соответствие третейского решения пределам третейского соглашения), даже нарушение конкретного правового предписания не может служить основанием для отказа в выдаче исполнительного листа для принудительного исполнения решения третейского суда, а лишь нарушение основополагающих принципов права;
  • — высказывалось мнение о дороговизне для сторон третейского разбирательства (им приходится оплачивать труд судей, обслуживающего персонала, аренду помещения, где проходит судебное разбирательство и т.д.), однако, сравнительный анализ НК (нормы о государственной пошлине) и Положения о третейских сборах (утверждено приказом Торгово-промышленной палаты РФ от 22.06.2006 № 48) развеивает этот миф; а учитывая количественное соотношение инстанций, облагаемых третейским сбором и госпошлиной, дешевизна третейского разбирательства становится очевидной; кроме того, в регламентах большинства третейских судов предусматривается возможность снижения ставок третейских сборов в разовом порядке, чего лишен институт государственной пошлины;
  • — несмотря на то что регламентации деятельности третейского суда посвящен Федеральный закон от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» (далее — Закон о третейских судах), косвенно его деятельности касаются множество иных нормативных актов (ГК, ГПК, АПК и т.д.), его статус однозначно до сих пор еще не определен; даже не ясно: является ли он юридическим лицом, а если является, то какова его форма?
  • — противники системы третейских судов утверждают, что практика третейского судопроизводства влечет «приватизацию судебной системы», но государство всегда сохраняет контроль за развитием ситуации: во-первых, определены пределы предмета ведения третейских судов (только гражданско-правовые споры, соответствующие требованиям искового производства, любые публичные правоотношения находятся вне компетенции третейских судов), во-вторых, за сторонами сохраняется право обжалования решения третейских судов в рамках государственной судебной системы (за исключением случаев, когда при заключении третейского соглашения стороны договорились, что решение третейского суда является окончательным и обжалованию не подлежит), в-третьих, решения третейского суда приобретают принудительный характер лишь при обращении в федеральный (при этом сохраняется косвенный контроль за качеством третейского разбирательства).
  • Изложенное позволяет утверждать, что институт третейского суда содержит в себе позитивного больше, чем порождает проблем. Причем проблемы эти не тупиковые, а вполне разрешимые. В качестве примера можно указать на то, что более 80% всех хозяйственных споров в США разрешаются в форме АМРС, а наиболее эффективной формой альтернативных методов решения упомянутых споров является третейский суд, сущность которого состоит в том, что спорящие стороны договариваются о разрешении спора третьей стороной, которой обе доверяют.

    Следует также упомянуть, что третейское судопроизводство имеет существенные преимущества в сфере деятельности крупных корпораций, осуществляющих свою деятельность на большой территории (как в России, так и за ее пределами). Наиболее эффективной формой решения корпоративных и внутрихолдинговых хозяйственных споров является третейское правосудие, которое обладает рядом очевидных преимуществ:

  • — репутационного (возможность легального структурирования холдинга);
  • — оперативного (скорость вступления в силу решения — в среднем 2 недели);
  • — конфиденциального («не выносится сор из избы»);
  • — экономического (позволяет существенно сократить судебные издержки);
  • — правоприменительного (позволяет унифицировать судебную практику, проблемы которой предопределены территориальными и юрисдикционными причинами);
  • — антирейдерского профилактического (позволяет снизить риск появлений вступивших в силу «неожиданных» судебных решений, «непредвиденного» географического происхождения) характеров.
  • Схема учреждения и функционирования третейского суда является гибкой и пластичной, способной учесть специфику любой ситуации и поставленной задачи.

    Формы деятельности третейских судов при рассмотрении корпоративных споров:

  • 1) непосредственно корпоративная — закрепление в уставных документах третейской оговорки о том, что все корпоративные споры в рамках системы холдинга решаются в конкретном третейском суде:
  • 2) системная цивилистическая — закрепление в типовых формах договоров третейской оговорки, таким образом все споры между субъектами холдинга и большинство споров со сторонними организациями разрешаются в одном третейском суде;
  • 3) казуальная цивилистичная — заключаются разовые третейские соглашения по каждому конкретному спору.
  • Холдинговые преимущества обращения к третейскому судопроизводству:

  • 1) престижность — все авторитетные международные суды по своему статусу—третейские, наиболее крупные корпорации (бывшее РАО ЕЭС, Газпром, ОАО РЖД и т.д.) имеют свои третейские суды, в развитых государствах 80% хозяйственных споров разрешаются помимо государственной юрисдикции, решение внутренних конфликтов (хозяйственных, корпоративных) в корпорациях посредством обращения к государственной юстиции — «вынесение ссора из избы» — признак дурного тона в цивилизованной коммерции;
  • 2) обеспечение единообразия применения закона: а) по подсудности — судебная практика арбитражных судов, судов общей юрисдикции и мировых судей крайне асистемна, третейское судопроизводство позволяет этого избежать; б) по территориальности — что позволяет контролировать местечковые интересы и их противостояние политике центра:
  • 3) исключение судебной волокиты — традиционно государственное судопроизводство характеризуется громоздкостью и многолетием тяжб, решение третейского суда вступает в силу немедленно и при наличии пресекательной оговорки обжалованию не подлежит, а при ее отсутствии — оснований для обжалования третейского решения в три раза меньше, чем решения компетентного суда, таким образом средний срок третейского разбирательства составляет 3 недели;
  • 4) эффективность — третейский судья заинтересован в рассмотрении спора по существу, от этого зависит его гонорар; судья компетентного суда рассматривает спор по остаточному принципу — иск разрешается лишь в случае, если нельзя оставить его без движения, вернуть заявителю, направить по подсудности и т.д. (именно такой алгоритм заложен в ГПК и АПК);
  • 5) квалифицированность — при формировании третейских судов в качестве третейских арбитров можно привлечь наиболее авторитетных представителей юридической теории и практики, чего пока себе не может позволить государство; квалификация третейского суда пропорциональна ею востребованности, третейские суды обречены быть квалифицированными;
  • 6) прогрессивный кадровый контроль — третейские судьи лишены признаков несменяемости и юридического иммунитета, любое подозрение в коррупции влечет без особой процедуры просто неутверждение нежелаемого лица третейским судьей на следующий год; статус третейского судьи не порождает привилегий, а значит и ажиотажа вокруг должности; третейские судьи зависят лишь от своей работы;
  • 7) дешевизна процесса: а) для клиентов — при соразмерности третейского сбора государственной пошлине и при наличии всего одной инстанции, третейский процесс в несколько раз «дешевле» государственного; б) для учредителя — деятельность третейских судей самоокупаема, их гонорары обусловлены третейским сбором, учредитель с деятельности третейского суда может иметь даже прибыль;
  • 8) соглашением сторон может быть определена нормативная база решения спора (в том числе внутрикорпоративные акты);
  • 9) третейский суд может играть роль антирейдерского обеспечения: если все споры в корпорации определены к разрешению в конкретном третейском суде, то вариант появления рейдеров в сопровождении приставов исполнителей с заведомо нелегитимным, но вступившим в силу закона решением «тьмутараканьского» суда равна нулю.
  • Читайте так же:  Сайт росреестр договор дарения

    В рамках третейского судопроизводства могут быть рассмотрены следующие категории дел: 1) корпоративные споры (для этого необходимо закрепление в учредительных документах юридических лиц-участников холдинга третейской оговорки); 2) хозяйственные споры между юридическими лицами-участниками холдинга (для этого необходимо закрепление в нормативном акте, регламентирующем образование и деятельность холдинга, третейской оговорки); 3) хозяйственные споры между участниками холдинга и иными юридическими лицами (посредством закрепления в типовых формах договоров третейских оговорок, либо культивирование практики заключения разовых третейских соглашений); 4) споры в сфере деятельности АУВЕР (ассоциации участников вексельного рынка) согласно протоколу от 03.02.1997 № 7 Положения о порядке рассмотрения гражданско-правовых споров, возникающих между членами АУВЕР (для этого необходимо пройти аккредитацию при АУВЕР);

  • 5) в случае учреждения международного коммерческого арбитража — разрешение международных хозяйственных споров (этот аспект имеет свою специфику организации и нормативную базу);
  • 6) разрешение споров в сфере деятельности Организационного комитета Олимпийских игр и Минспорттуризма России (необходимо закрепление в актах, регламентирующих деятельность данных организаций, третейских оговорок); 7) хозяйственные споры между физическими и юридическими лицами (при наличии третейских оговорок о подсудности в заключенных между сторонами договорах или разового третейского соглашения о рассмотрении конкретного спора).
  • Участие адвоката в третейском производстве

    Третейское разбирательство можно условно разбить на следующие стадии:

    • а) заключение сторонами арбитражного соглашения (оговорки);
    • б) предъявление иска и подготовка дела к третейскому разбирательству;
    • в) рассмотрение дела по существу и принятие решения;
    • г) исполнение решения третейского суда.
    • Адвокат должен иметь в виду, что в третейский суд может передаваться любой спор, вытекающий из гражданских правоотношений, если иное не установлено федеральным законом.

      Это может быть спор как между юридическими, так и физическими лицами, вне зависимости от того, к юрисдикции какой страны относятся стороны и какое материальное и процессуальное право они выбрали применимым к разрешению спора. Это могут быть как две организации из разных стран, так и два российских юридических лица, которые могут избрать местом разрешения спора, например, Лондонский международный третейский суд.

      Согласно АПК РФ на разрешение третейского суда нельзя передавать споры, возникающие из административных и иных публичных правоотношений (ст. 29 АПК РФ); по делам специальной подведомственности арбитражным судам – о банкротстве, о создании, реорганизации, ликвидации, регистрации предприятий, о защите деловой репутации в сфере экономической деятельности и некоторые другие (ст. 33 АПК РФ); об установлении фактов, имеющих юридическое значение (ст. 30 АПК РФ).

      Адвокату необходимо помнить об этих ограничениях, давая рекомендации клиенту, при принятии решения о записи в договор третейского соглашения.

      Об отнесении спора на разрешение конкретного третейского суда между сторонами должна быть заключена соответствующая арбитражная оговорка – запись, называемая третейским соглашением.

      В третейском соглашении сторонами должно четко указываться название суда, который они избрали в качестве третейского. Судебная практика рассматривает отсутствие в третейском соглашении наименования конкретного суда, компетентного рассматривать споры между сторонами, как свидетельство о не заключении соглашения о передаче спора третейскому суду [1] .

      Третейское соглашение должно быть совершено в письменной форме (ст. 7 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации») и может содержаться как в самом договоре, из которого вытекает спор, так и в отдельном соглашении, предусматривающем рассмотрение будущих споров третейским судом. Такое соглашение может быть заключено и путем обмена письмами, сообщениями по телеграфу, телетайпу, с использованием иных средств связи либо путем обмена исковым заявлением и отзывом на него, в которых одна сторона утверждает о наличии такого соглашения, а другая не возражает против этого [2] .

      Решая вопрос о возможности рассмотрения дела третейским судом, адвокат должен иметь в виду, что третейское соглашение о разрешении спора по так называемому договору присоединения действительно только при условии, что такое соглашение заключено после возникновения оснований для предъявления иска. Императивное указание об этом содержится в ст. 5 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации».

      Составляя третейское соглашение, адвокат должен предусматривать материальное право той страны, где договор будет исполняться, либо делать запись о том, что стороны будут руководствоваться обычаями международной торговли. Процессуальное право следует определять регламентом соответствующего третейского суда [3] .

      При этом адвокату необходимо знать, что за третейским соглашением по общему правилу признается наличие определенной юридической самостоятельности и автономности по отношению к иным условиям договора (п. 1 ст. 17 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации»). Это означает, что споры о признании договора ничтожным могут рассматриваться в третейском суде согласно оговорке.

      Третейский суд в таком случае имеет право, признав договор недействительным, рассмотреть все спорные вопросы, связанные с последствиями недействительности сделки. Вместе с тем каждая из сторон может обратиться с иском о признании недействительной арбитражной оговорки и в государственный суд. При этом государственный суд обязан рассмотреть дело и принять соответствующее решение.

      Обратившемуся к нему клиенту адвокат должен дать совет и о том, какой третейский суд наиболее целесообразно определить местом проведения судебного разбирательства. Перед тем как его выбрать и рекомендовать клиенту, адвокату необходимо изучить национальное арбитражное право страны места проведения арбитража и регламент самого третейского суда [4] . Это необходимо, поскольку обычно процедура рассмотрения дела проходит по процессуальным правилам, существующим в судах страны нахождения третейского суда с особенностями, предусмотренными его регламентом.

      Заключив соглашение на ведение подобного дела, адвокат должен четко установить, подведомственно ли дело арбитражному или третейскому суду, если третейскому, то какому именно. Это будет видно из анализа арбитражной оговорки [5] . Многие арбитражные суды имеют собственные тексты арбитражных соглашений. Несоблюдение требований к форме соглашения может привести к неоправданным задержкам в процессе, а иногда и в отказе в приеме искового заявления третейским судом.

      В качестве примера можно привести формулировки двух третейских оговорок:

    • 1) оговорка, рекомендуемая для применения в Лондонском международном третейском суде: «Любой спор, возникающий по настоящему контракту или в связи с ним, в том числе любой вопрос в отношении его существования, действительности или прекращения, подлежит передаче на рассмотрение и окончательное разрешение в арбитраж согласно регламенту Лондонского международного третейского суда, каковой регламент в результате ссылки на него считается частью настоящей оговорки», и
    • 2) в МКАС при Торгово-промышленной палате РФ: «Все споры, разногласия или требования, возникающие из настоящего договора (соглашения) или в связи с ним, в том числе касающиеся его исполнения, нарушения, прекращения или недействительности, подлежат разрешению в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Российской Федерации в соответствии с его Регламентом».
    • Адвокатом также могут быть использованы следующие положения:

    • • правом, регулирующим настоящий договор, является материальное право. (страны);
    • • арбитражный суд будет состоять из. (единоличного или трех) арбитра (арбитров). (В случае арбитражного суда в составе трех арбитров можно включить следующую фразу: «. кандидатуры двух из них должны быть выдвинуты соответствующими сторонами»);
    • • местом проведения арбитражного разбирательства будет являться. (город);
    • • язык арбитражного разбирательства.

    Адвокату следует дословно излагать эти формулировки в договоре, чтобы тот или иной третейский суд принял дело к своему производству и не возникло препятствий к оспариванию процессуальных недостатков в третейском разбирательстве.

    В случае когда существует предположение о том, что одна из сторон может отказаться участвовать в третейском разбирательстве, оговоркой необходимо также предусмотреть, что третейский суд вправе принять свое решение и в отсутствии неявившейся стороны при условии ее надлежащего уведомления о проведении процесса.

    Адвокату необходимо правильно разрешать возникающие коллизионные проблемы в подсудности дел государственному или третейскому суду.

    Например, даже при наличии соглашения спорящих сторон о передаче разногласий на разрешение третейского суда, арбитражный суд вправе рассматривать подведомственный ему спор с участием иностранного лица в том случае, если ответчик не заявляет ходатайства о передаче спора в третейский суд до своего первого заявления по существу спора (п. 5 ч. 1 ст. 148 АПК РФ; п. 1 ст. VI Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 г.). Поэтому адвокат, если в этом есть необходимость, может воспользоваться этим положением законодательства и попытаться перевести рассмотрение дела в более приемлемый для клиента суд.

    Арбитражный суд может принять иск к рассмотрению и в случае наличия в контракте третейского соглашения, если сочтет, что это соглашение недействительно, утратило силу или не может быть исполнено (п. 3 ст. 2 Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 г.).

    Если же спор возник из правоотношений, не относящихся к компетенции третейских судов, арбитражный суд при наличии третейского соглашения в контракте вправе принять иск к рассмотрению (п. «с», ч. 2 ст. VI Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 г.).

    Данными коллизионными положениями международного и национального права адвокату необходимо умело пользоваться для защиты законных интересов клиента.

    Если сторона обращается с иском по существу спора, несмотря на наличие третейского соглашения, в арбитражный суд, то последний должен приступить к рассмотрению дела при отсутствии возражений другой стороны. Если же другая сторона возражает против рассмотрения дела в арбитражном суде, то при условии действительности третейского соглашения суд обязан оставить иск без рассмотрения [6] .

    Предъявление адвокатом иска должно осуществляться по общим правилам. Однако в отличие от арбитражного процесса в России, в ходе третейского разбирательства любая из сторон вправе изменять и дополнять исковые требования или возражения по иску.

    При подаче иска в третейский суд необходимо заплатить пошлину, размер которой и реквизиты по уплате адвокату можно узнать непосредственно в аппарате соответствующего суда. Предъявляя иск, адвокату необходимо также рассмотреть вопрос по мерам его обеспечения. Такими мерами в третейских судах могут быть арест денежных средств или имущества должника либо запрещение ответчику или третьим лицам совершать определенные действия.

    Перед началом третейского разбирательства стороны имеют возможность выбора судей. Свобода избрания состава суда (он может быть единоличным или в составе трех судей) является еще одним преимуществом третейского суда. При желании стороны могут также указать число арбитров, место проведения и язык будущего арбитражного разбирательства.

    В постоянно действующих третейских судах выбор осуществляется из утвержденного списка арбитров. Обычно в него включаются высококвалифицированные юристы с опытом практической работы в сфере регулирования экономических отношений. Адвокату необходимо изучить список всех судей третейского суда, по возможности проанализировать преимущества и недостатки каждого из них, навести справки об их работе, профессиональных качествах и знаниях, после чего следует дать рекомендации своему клиенту.

    Поскольку стороны свободны в вопросе о форме процесса в третейском разбирательстве, адвокату следует четко продумать тактику проведения арбитражного процесса, смоделировать возможные ситуации и подготовить заранее необходимые ходатайства для ведения процесса наиболее выгодным для себя образом. Когда в ходе судебного разбирательства адвокату будет предоставлена возможность изложить свою позицию по делу, он должен доказать, используя все имеющиеся у него средства, те обстоятельства, на которые он ссылается.

    После проведения судебного разбирательства третейским судом принимается письменное решение, которое является окончательным и обязательным для сторон. Вместе с тем по законодательству ряда стран, в частности России, Англии, Швейцарии, Германии, Австрии, оно может быть отменено в государственном суде по ограниченному кругу оснований, связанных в основном с процессуальными нарушениями, допущенными при третейском разбирательстве.

    В связи с этим адвокату необходимо четко знать такие нормы для их использования в случае принятия неблагоприятного для его клиента решения.

    Читайте так же:  Договор аренды стены под рекламу

    Третейское разбирательство в России основано на общих принципах проведения третейских процедур, описанных ранее. Некоторые особенности деятельности адвоката в российском третейском суде определенны в Федеральном законе «О третейских судах в Российской Федерации». Среди них следует выделить порядок предъявления встречного иска и принятия обеспечительных мер в третейском разбирательстве.

    Так, в соответствии со ст. 24 указанного выше Закона ответчик вправе предъявить истцу встречный иск при условии, что существует взаимная связь встречного требования с первоначальными требованиями истца (это может стать возможным лишь при выполнении условия о том, что встречный иск может быть рассмотрен третейским судом в соответствии с третейским соглашением).

    Поэтому адвокат ответчика при планировании защиты должен не только оценить и доказать взаимосвязь встречного и основного требования, но и проверить путем тщательного анализа текста договора саму возможность рассмотрения вытекающего из него встречного требования именно в третейском суде в соответствии с третейским соглашением, если таковое отражено в договоре.

    Если в ходе третейского разбирательства возникает необходимость в принятии обеспечительных мер, то заинтересованная сторона вправе просить об этом третейский суд, который в соответствии со ст. 25 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации» может распорядиться о принятии таких обеспечительных мер в отношении предмета спора, «которые он считает необходимыми» – юрисдикция третейского суда в этом плане достаточно широка, и это обстоятельство адвокату нужно умело использовать при защите интересов своего клиента.

    Заявление об обеспечении иска, рассматриваемого в третейском суде, должно подаваться адвокатом заинтересованной стороны в компетентный суд по месту осуществления третейского разбирательства или по месту нахождения имущества, в отношении которого могут быть приняты обеспечительные меры. Такое заявление оплачивается государственной пошлиной, к нему прилагаются доказательства предъявления иска в третейский суд, а также само определение третейского суда о принятии обеспечительных мер.

    «Компетентным» судом согласно ст. 2 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации» будет являться арбитражный суд субъекта РФ (по спорам, подведомственным арбитражным судам), районный суд (по спорам, подведомственным судам общей юрисдикции).

    Поправки о третейских судах. Новые правила получения разрешения на арбитраж и рассмотрения некоторых споров

    С 29 марта 2019 г. начнут действовать измененные правила получения разрешения на деятельность в качестве постоянно действующих арбитражных учреждений, в том числе иностранных. Те, кто не получат такое разрешение, не смогут выполнять отдельные функции по администрированию арбитража, а также рекламировать свои услуги. Несмотря на то что прямо в новом законе не сказано о запрете ad hoc, эксперты прогнозируют ликвидацию такого способа разрешения споров. В то же время третейским судам разрешено рассматривать больше корпоративных споров, а также споры по договорам, заключенным по Федеральному закону от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц».

    В декабре Президент РФ подписал поправки, касающиеся регулирования деятельности третейских судов (Федеральный закон от 27.12.2018 № 531-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон „Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации“ и Федеральный закон „О рекламе“», далее — Закон № 531-ФЗ). В них меняется порядок выдачи разрешений на осуществление деятельности постоянно действующих арбитражных учреждений, в том числе иностранных, а также правила рассмотрения арбитражем корпоративных споров и споров, вытекающих из Федерального закона от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» (далее — Закон № 223-ФЗ). Поправки вступят в силу с 29 марта 2019 г.

    Постоянно действующие арбитражные учреждения

    После реформы 2017 г. разрешение на администрирование арбитража смогли получить только четыре арбитражных учреждения: МКАС и МАК при ТПП РФ, Арбитражный центр при РСПП и Российский арбитражный центр (РАЦ) при Российском институте современного арбитража. При подготовке Закона № 531-ФЗ разработчики утверждали, что его цель — облегчить возможность получения такого разрешения. Порядок его предоставления некоммерческим организациям, при которых создаются постоянно действующие арбитражные учреждения, действительно поменялся. Но вряд ли эти поправки существенно изменят что-либо на практике.

    Так, разрешение на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения теперь будет выдавать не правительство, а Минюст России. Также в Законе № 531-ФЗ закреплен исчерпывающий перечень документов, необходимых для получения разрешения. Раньше перечень таких документов утверждал Минюст своим приказом.

    Если Совет по совершенствованию третейского разбирательства при Минюсте выдаст рекомендацию об отказе в предоставлении права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения, то Минюст должен будет принять мотивированное решение об отказе в предоставлении некоммерческой организации права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения. Срок — 15 рабочих дней с даты соответствующего заседания Совета по совершенствованию третейского разбирательства. Далее Минюст уведомит некоммерческую организацию о принятом решении в течение трех рабочих дней и вернет все поданные документы. Отказ в предоставлении права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения можно обжаловать в суде. Если до дня вступления в силу Закона № 531-ФЗ Совет по совершенствованию третейского разбирательства дал отрицательную рекомендацию, а Правительство не успело рассмотреть ее, то Минюст должен в течение трех месяцев с даты получения материалов от Правительства вернуть их некоммерческой организации.

    Антимонопольное регулирование

    Отдельно в Законе № 531-ФЗ указано, что отношения, связанные с деятельностью постоянно действующего арбитражного учреждения по администрированию арбитража, не являются предметом регулирования антимонопольного законодательства РФ.

    Такая поправка связана с недавними жалобами на сговор Минюста РФ и ТПП РФ. Тогда несколько региональных арбитражных учреждений (АНО «Центр арбитражного разбирательства», администрировавшая Сибирский третейский суд, Ассоциация «Алтайский арбитражный центр», администрировавшая Алтайский третейский суд, и Ассоциация независимого арбитража, администрировавшая Третейский суд Пермского края) подали заявление в ФАС России. Антимонопольная служба отказалась возбуждать дело, не увидев антиконкурентных и согласованных действий. В то же время ФАС России подтвердила, что она вправе проверять деятельность арбитражных учреждений. Теперь в законе сказано, что такого права у антимонопольного органа нет.

    Иностранный арбитраж

    Чтобы получить положительную рекомендацию Совета по совершенствованию третейского разбирательства, иностранные арбитражные учреждения должны иметь обособленные подразделения или организацию в России, если они намерены рассматривать внутренние споры. Исключение — споры между участниками специального административного района, правовой режим которого определен Федеральным законом от 03.08.2018 № 291-ФЗ «О специальных административных районах на территориях Калининградской области и Приморского края», а также споры, вытекающие из договора об осуществлении деятельности на территории специального административного района.

    После того как Совет по совершенствованию третейского разбирательства выдаст положительную рекомендацию, Минюст включит иностранное арбитражное учреждение в перечень иностранных арбитражных учреждений, признаваемых постоянно действующими арбитражными учреждениями. На это дается 15 рабочих дней с даты заседания Совета по совершенствованию третейского разбирательства.

    На данный момент иностранные арбитражные учреждения в России не работают. В 2018 г. заявку на получение статуса постоянного действующего арбитражного учреждения в России подал Гонконгский международный арбитражный центр (HKIAC). Пока решение неизвестно. До этого заявку подавал Международный арбитраж «IUS» из Казахстана, но получил отказ.

    Формулировки Закона № 531-ФЗ поставили под вопрос возможность существования в России судов ad hoc. Разработчики указывают, что данные нормы направлены на то, чтобы пресечь незаконную деятельность под видом арбитража ad hoc.

    Лицам, не получившим право на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения, запрещается выполнение отдельных функций по администрированию арбитража, в том числе функций по назначению арбитров, разрешению вопросов об отводах и о прекращении полномочий арбитров, а также иных действий, связанных с проведением третейского разбирательства при осуществлении арбитража третейским судом, образованным сторонами для разрешения конкретного спора (получение арбитражных расходов и сборов, регулярное предоставление помещений для устных слушаний и совещаний и другие).

    Часть 20 ст. 44 Федерального закона от 29.12.2019 № 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации», далее — Закон об арбитраже

    Также им запрещено рекламировать и публично предлагать выполнение функций по осуществлению арбитража, включая функции по осуществлению арбитража третейским судом, образованным сторонами для разрешения конкретного спора. Скорее всего, это значит, что арбитры ad hoc не смогут рекламировать оказываемые услуги на своих сайтах.

    В случае нарушения этих запретов решение третейского суда, в том числе третейского суда, образованного сторонами для разрешения конкретного спора (ad hoc), считается принятым с нарушением процедуры арбитража.

    Изменения, внесенные Законом № 531-ФЗ, затронули и компетенцию арбитража в части рассмотрения корпоративных споров.

    Споры, предусмотренные п. 2 и 6 ч. 1 ст. 225.1 Арбитражного процессуального кодекса РФ, а также споры, вытекающие из соглашений участников юридического лица по поводу управления этим юридическим лицом, включая споры, вытекающие из корпоративных договоров, могут рассматриваться в рамках арбитража, администрируемого постоянно действующим арбитражным учреждением, при отсутствии правил арбитража корпоративных споров.

    Часть 7.1 ст. 7 Закона об арбитраже

    Таким образом, не нужно рассматривать такие споры по специальным правилам разрешения корпоративных споров, установленным Законом об арбитраже и правилами постоянно действующих арбитражных учреждений.

    Также предусмотрено, что для рассмотрения третейским судом споров, вытекающих из соглашений участников юридического лица по поводу управления этим юридическим лицом, включая споры, вытекающие из корпоративных договоров, а также споров по искам участников юридического лица о признании недействительными сделок, совершенных юридическим лицом, и применении по-следствий недействительности таких сделок достаточно заключения арбитражного соглашения между сторонами соглашения участников юридического лица или сделки. То есть не требуется заключение соглашения всеми участниками общества (подробнее читайте в материале на с. 5).

    Законодательно предусмотрено, когда можно рассматривать споры из договоров, заключаемых по Федеральному закону от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», и в связи с ними. В частности, если местом арбитража является Российская Федерация, то такие споры могут рассматриваться только в рамках арбитража, администрируемого постоянно действующим арбитражным учреждением.

    Александр Муранов, адвокат, управляющий партнер Коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры»

    Из плюсов Закона № 531-ФЗ можно отметить, во-первых, то, что немного более либеральным стало регулирование арбитража корпоративных споров в связи с соглашениями участников юридического лица. Но ничего особенно кардинального не произошло.

    Во-вторых, делается попытка объявить арбитрабельными споры из отношений, регулируемых Федеральным законом от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц». Но формулировка дозволяет такую арбитрабельность несколько косвенным образом, в свете чего ВС РФ и далее может ей противиться. Но и тут ПДАУ-конторы себя не забыли: право рассматривать эти споры получают только они.

    В остальном же законопроект можно назвать попыткой опять представить «обманку» в виде некоей «важной реформы».

    Монополизация рынка арбитражных учреждений теперь захватывает и сектор арбитража ad hoc: его, по сути, передают известным ПДАУ-конторам. Очередное перераспределение ресурсов. Иначе бороться с лже ad hoc Минюст России не умеет, к сожалению.

    Требование для иностранных арбитражных учреждений создавать в РФ обособленные подразделения нарушает обязательства РФ перед ВТО. Но кого это сейчас интересует?

    Наконец, в качестве «прогрессивного шага» преподносится и то, что теперь якобы список документов, подаваемых заявителями, утверждается законом, но не Минюстом России. Это, к сожалению, опять пасс руками с целью отвлечь внимание публики.

    Во-первых, Минюст России сохранит право первичного рассмотрения таких документов и завернет любого нежелательного заявителя. Более того, если ранее такое его право было крайне сомнительно, то теперь он прямо его за собой фиксирует: Минюст России вправе утверждать «порядок рассмотрения документов, представляемых для рассмотрения указанным Советом вопроса».

    Во-вторых, министерство полностью контролирует Совет. У этого шага есть еще одно «преимущество» для Минюста России: при его помощи он опять-таки пытается обезопасить себя от возможных жалоб в Конституционный суд РФ.