Статья 116. Побои

Побои или иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, совершенные из хулиганских побуждений, а равно по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, —

наказываются обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Судебная практика и законодательство — УК РФ. Статья 116. Побои

и постановлен апелляционный приговор, на основании которого Ленчевская Р.Ф. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ, и ей назначено наказание в виде штрафа в размере 10 000 рублей.

— 17 октября 2019 года по п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ к 4 месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработной платы в доход государства;

Постановлено об оправдании Уфимцева А.С. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ за непричастностью к совершению преступления с признанием права на реабилитацию.

Постановлено о взыскании с Уфимцева А.С. в доход федерального бюджета процессуальных издержек в сумме 23 420 рублей.

В ходе служебной проверки от 7 мая 2019 г., проведенной по жалобе М.В., установлен факт волокиты и затягивания сроков рассмотрения уголовного дела по обвинению Д. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ.

Также считают недопустимым доказательством аудиозапись разговора Силина, поскольку потерпевшая М. не вправе была самостоятельно собирать доказательства и такие ее действия свидетельствуют о вторжении в жилище Силина и о нарушении права Силина на уважение его личной жизни, жилища, корреспонденции, при этом экспертиза для идентификации личности по голосу не проводилась, а также вывод суда об отсутствии неприязненных отношений с Силиным противоречит материалам дела. С учетом показаний свидетелей И., С., полагают, что смерть потерпевшего не наступила от полученных ударов до переезда автомобилем. Показания Силина о его непричастности к убийству подтверждаются показаниями свидетелей Ш., П., Ю., данные ими в судебном заседании, однако суд их немотивированно отверг, в связи с чем выводы суда о количестве, характере, локализации нанесенных Силиным потерпевшему повреждений являются необоснованными. Считают, что достоверно установлено только нанесение Силиным удара битой по плечу П., в связи с чем просят приговор изменить, действия Силина переквалифицировать на ч. 1 ст. 116 УК РФ и назначить наказание в пределах отбытого.

Как следует из представленных материалов, заявитель с 1999 года проходил службу в учреждении уголовно-исполнительной системы. 15 марта 2019 года он был уволен со службы по основанию, предусмотренному пунктом «м» части первой статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации. Поводом к увольнению послужил тот факт, что постановлением мирового судьи от 11 сентября 2019 года уголовное дело по обвинению В.В. Коцебалова в совершении преступления, предусмотренного частью первой статьи 116 УК Российской Федерации, было прекращено вследствие издания акта об амнистии.

21 марта 2019 года по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 2 года, по ч. 1 ст. 116 УК РФ к наказанию в виде исправительных работ на срок 3 месяца с удержанием 10% заработка в доход государства, на основании ч. 2 ст. 69 УК РФ, ст. 71 УК РФ назначено наказание в виде лишения свободы на срок 2 года 1 месяц, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ, ст. 71 УК РФ путем полного сложения с наказанием, назначенным приговором от 24 октября 2012 года, назначено наказание в виде лишения свободы на срок 2 года 2 месяца, по ст. 314.1 УК РФ назначено наказание в виде лишения свободы на срок 4 месяца, на основании ст. 70 УК РФ назначено наказание в виде лишения свободы на срок 2 года 4 месяца с отбыванием в исправительной колонии общего режима; наказание отбыто,

Кроме того, Председатель Верховного Суда Республики Порфирьев Н.П. указал, что в настоящее время имеется уголовное дело в отношении Романова В.Б., подозреваемого в совершении преступлений, предусмотренных пунктом «д» части 2 статьи 111 и пунктом «а» части 2 статьи 116 Уголовного кодекса Российской Федерации.

На основании постановления от 9 ноября 2019 года в отношении Гареева В.К. прекращено уголовное дело по ч. 1 ст. 116 УК РФ на основании п. 2 ч. 1 ст. 24, п. 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

По приговору Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 28 октября 2009 года Жеребин П.М. осужден по ч. 2 ст. 213 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по п. «д» ч. 2 ст. 112 УК РФ к 2 годам лишения свободы, по ч. 2 ст. 35, п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ к 1 году лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено 4 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

2. Преступления, относящиеся к перечню при наличии в статистической карточке отметки о совершении преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы:

Как следует из представленных материалов, 28 июня 2012 года С.А. Аксентьева обратилась к мировому судье судебного участка N 7 города Северодвинска Архангельской области с заявлением о возбуждении уголовного дела частного обвинения в связи с совершением в отношении нее преступления, предусмотренного частью первой статьи 116 «Побои» УК Российской Федерации, воспользовавшись при подаче заявления и в процессе разбирательства дела в данном суде услугами адвоката К., выступившего, таким образом, в качестве ее представителя.

6. Преступления, по которым предварительное расследование производится в форме предварительного следствия:

все преступления, предусмотренные Особенной частью УК РФ, за исключением перечисленных в п. 1 настоящего Перечня.

Взаимосвязанные положения пункта 13 части первой статьи 83, абзаца третьего части второй статьи 331 и статьи 351.1 Трудового кодекса Российской Федерации не учитывают и специфику прекращения уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям по делам частного обвинения (часть первая статьи 115, часть первая статьи 116 и часть первая статьи 128.1 УК Российской Федерации), которые возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего (его законного представителя) и в случае примирения потерпевшего с обвиняемым подлежат прекращению (часть вторая статьи 20 и часть первая статьи 318 УПК Российской Федерации). При этом федеральный законодатель исходил из того, что такие преступления относятся к числу не представляющих значительной общественной опасности (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27 июня 2005 года N 7-П).

5.2. Преступления, отнесение которых к перечню зависит от даты возбуждения уголовного дела:

Как следует из представленных материалов, Е.Л. Сверлова обратилась к мировому судье судебного участка N 30 города Москвы с заявлением о привлечении к уголовной ответственности своего бывшего мужа, обвинив его в совершении преступления, предусмотренного частью первой статьи 115 «Умышленное причинение легкого вреда здоровью» УК Российской Федерации. Приговором от 29 июня 2012 года, постановленным по результатам судебного разбирательства, проведенного по ходатайству обвиняемого без его участия, он был оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления, а гражданский иск потерпевшей оставлен без рассмотрения, поскольку, как отмечено в приговоре, по делу не имеется объективных доказательств, подтверждающих не только причинение подсудимым легкого вреда здоровью Е.Л. Сверловой, но даже факт нанесения ей побоев или совершения иных насильственных действий, причинивших потерпевшей физическую боль (часть первая статьи 116 УК Российской Федерации). Суды апелляционной и кассационной инстанций согласились с такой оценкой, оставив оправдательный приговор без изменения, а жалобы потерпевшей — без удовлетворения (постановление Нагатинского районного суда города Москвы от 10 декабря 2012 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 30 января 2019 года).

1. В отношении гражданина А.Е. Лебедева, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных пунктами «а», «б» части второй статьи 116 «Побои» и пунктом «б» части первой статьи 213 «Хулиганство» УК Российской Федерации, руководителем следственного органа 26 сентября 2012 года вынесено постановление об избрании меры пресечения в виде подписки о невыезде. На бланке подписки о невыезде А.Е. Лебедев написал, что своего согласия на применение данной меры пресечения он не дает, но обязуется являться по вызову в соответствии со статьей 112 «Обязательство о явке» УПК Российской Федерации.

Законодательное Собрание Республики Карелия в своем запросе в Конституционный Суд Российской Федерации утверждает, что названная норма, распространяющая порядок производства по делам частного обвинения на случаи умышленного причинения из хулиганских побуждений легкого вреда здоровью (часть вторая статьи 115 УК Российской Федерации) и нанесения побоев из хулиганских побуждений (часть вторая статьи 116 УК Российской Федерации), не позволяет обеспечить защиту прав и законных интересов потерпевших от таких преступлений, если они совершаются неизвестными им лицами, поскольку по делам частного обвинения предварительное расследование не проводится и потерпевшие вынуждены самостоятельно принимать меры по установлению личности виновного и его изобличению. Тем самым, по мнению заявителя, нарушается гарантируемое статьей 52 Конституции Российской Федерации право потерпевших на доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

1.1. Руководствуясь статьей 21 «Невменяемость» УК Российской Федерации и пунктом 2 части первой статьи 24 «Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела» УПК Российской Федерации, мировой судья судебного участка N 81 в Советском районе города Красноярска постановлением от 22 ноября 2011 года прекратил уголовное преследование в отношении страдающего психическим расстройством гражданина Х., обвинявшегося в совершении деяний, предусмотренных частью первой статьи 116 «Побои», частью первой статьи 119 «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью» (пять эпизодов) и частью первой статьи 130 «Оскорбление» (семь эпизодов) УК Российской Федерации. Отказывая в применении в отношении Х. принудительных мер медицинского характера, мировой судья исходил из того, что совершенные им деяния относятся к категории преступлений небольшой тяжести, и не принял во внимание содержавшиеся в заключении судебно-психиатрической экспертизы выводы о том, что обвиняемый представляет опасность для себя и окружающих и нуждается в принудительном лечении в психиатрическом стационаре общего типа.

Побои. Особенности статьи. Возбуждение дела в порядке частного обвинения

Юристы России рассматривают побои, как нанесение потерпевшему многократных ударов или его непосредственное избиение. Согласно этому понятию единичное нанесение удара, не может быть квалифицированно, как побои. В статье 116 УК РФ сказано, что побои – это совершение насильственных действий в отношении человека, которые причиняют ему физическую боль, но не влекут за собой незначительную стойкую утрату общей трудоспособности или кратковременное расстройство здоровья. Данные последствия присущи другой статье Уголовного кодекса, а именно 115 «Умышленное причинение легкого вреда здоровью».

Современное законодательство к статье 116 УК РФ относит не только нанесение побоев, но и совершение других насильственных действий, например, сечение потерпевшего, щипание, сдавливание, вырывание волос и другое, все, что может причинить физическую боль. Результатами побоев являются ссадины, синяки, ушиби, небольшие раны. Также, побои могут не оставить никаких видимых следов или повреждений. К побоям не могут быть отнесены повреждения, повлекшие за собой расстройство здоровья на срок более 6 дней. Обязательное условие квалификации преступления, как нанесение побоев – это умышленность. При отсутствии умышленных действий преступление будет переквалифицировано, в причинение вреда здоровью по неосторожности.

Читайте так же:  Заявление на наложение ареста в обеспечении иска

Цель побоев – это стремление причинить физическую боль определенному лицу. Мотивы данного преступления: обида, ревность, месть, неприязнь.

Побои могут быть способом совершения другого преступления, такого как, причинение телесных повреждений и истязание. В таком случае они будут квалифицированны по статьям 111, 112 и 117 УК РФ.

Возраст, после достижения, которого наступает уголовная ответственность за побои – 16 лет.

Наказание за нанесение побоев:

  • штраф в размере до 100 минимальных размеров оплаты труда;
  • штраф в размере заработной платы или другого дохода осужденного за период до 1 месяца;
  • обязательные работы на срок от 120 до 180 часов;
  • исправительные работы на срок до 6 месяцев;
  • арест на срок до 3 месяцев.
  • Для возбуждения уголовного дела по статье 116 УК РФ побои, первое, что предстоит сделать пострадавшему, это обратиться в ближайшее отделение полиции для составления и подачи заявления и получения направления на медицинское освидетельствование. На освидетельствовании побоев, врач записывает в карточку потерпевшего все результаты обследования, остальные заботы о деле по статье 116 УК РФ ложатся на плечи дознавателя. Заявление пишется в произвольной форме на имя начальника вашего отделения полиции.

    Обязательно в заявлении указываются время и место события, какой вред был причинен потерпевшему, что послужило основанием для нанесения побоев и место и время обращения за медицинской помощью. Если при нанесении побоев присутствовали свидетели, то их ФИО, контактные данные и адреса также следует указать. Затем потерпевший пишет просьбу привлечь виновного к уголовной ответственности.

    Зачем идти в полицию спросите вы?

    • Во-первых, побои нанесенные потерпевшему могут иметь значительную тяжесть и повлечь за собой потерю трудоспособности и непродолжительное расстройство здоровья, в таком случае уголовное дело будет заведено по соответствующей статье.
    • Во-вторых, после возбуждения дела о нанесении побоев оно будет передано в мировой суд.
    • И, в-третьих, как уже говорилось выше, у потерпевшего на руках будет медицинское освидетельствование.
    • В 2007 году в Уголовно-процессуальный Кодекс РФ были внесены изменения в соответствии, с которым органы милиции и прокуратуры обязаны оказывать помощь пострадавшим гражданам в защите их прав. Исходя из этого пострадавший, подав заявление в полицию, может рассчитывать на установление виновного лица.

      Уголовно-процессуальный Кодекс РФ разделяет уголовное преследование и обвинение, в зависимости от тяжести совершенного преступления на публичный, частно-публичный и частный порядок. В ст. 20 УПК РФ сказано, что дела по статьям 115,116, ч. 1, 129 и 130 возбуждаются только по жалобе потерпевшего и относятся к уголовному производству в порядке частного обвинения.

      Прекращение данного обвинения возможно после примирения сторон. Частный порядок обвинения позволяет потерпевшему самому решать необходимо ли ему в сложившейся ситуации защищать свои интересы. В отличие от серьезных преступлений, где возбуждение уголовного дела происходит по факту преступления, побои относятся к преступлениям легкой тяжести и не могут быть возбуждены только по факту произошедшего. В исключительных случаях дело о нанесении побоев возбуждается без заявления потерпевшего. Данная ситуация может сложиться если потерпевший находиться в зависимом состоянии или по другим причинам не может самостоятельно воспользоваться своим правом на защиту интересов.

      Возбуждение уголовного дела по факту нанесения побоев входит в юрисдикцию мирового судьи при условии, что заявлении поступило непосредственно в суд, или прокурору, дознавателю и следователю при обращении потерпевшего в органы полиции и (или) прокуратуры.
      Рассмотрение дела о побоях происходит в мировом суде. После подачи заявления, с предоставлением суду доказательств вины обвиняемого, заявитель ожидает вызова в суд. Заявление подается лично потерпевшим или его представителем.

      Со стороны обвинения на процессе мирового суда присутствует частный обвинитель – он же пострадавший, свидетели пострадавшего.

      Права частного обвинителя:

    • знакомиться с протоколами дела;
    • подавать на них замечания;
    • поддерживать обвинение;
    • давать показания;
    • обжаловать приговор и т.д.
    • Еще одним участником процесса является подсудимый. Дела данного рода не предусматривают обязательного присутствия на процессе защитника, и если подсудимый в письменном виде отказывается от него, то это не может быть признано нарушением прав подсудимого на защиту.

      Защитником может выступать адвокат , юрист или близкий родственник обвиняемого, об участии которого в процессе должно быть подано ходатайство. Мировой судья не относится, ни к стороне обвинения, ни к стороне защиты, его функция заключается в объективном рассмотрении дела, вынесении решения и регулирование прав и обязанностей участников процесса.

      Особенность рассмотрения дела мировым судьей состоит в возможности обвиняемого подать встречный иск, который будет объединен в одно производство с заявлением потерпевшего. Еще одна особенность частного обвинения – это неучастие прокурора в судебном заседании. Роль прокурора выполняется частным обвинителем.

      Окончание рассмотрения дела о побоях может быть связано с вынесением решения судом или примирением сторон. Примирение возможно только до момента удаления суда в комнату заседаний и допускается только с согласия обеих сторон.

      В связи с частым закрытием дел о побоях при достижении сторонами процесса примирения, участились случаи повторного нанесения побоев и совершения обвиняемыми в таких делах более тяжких преступлений. В Государственной Думе России рассматривается проект внесения изменений в УК РФ по ст. 115, 116 и 119. Депутаты предлагают, для ликвидации рецидивов по данным статьям перевести их из Уголовного Кодекса в Административный Кодекс, тем самым исключив возможность прекращения дел по примирению сторон. Многие представители власти уже поддержали предполагаемые изменения, добавив к законопроекту доказательства о необходимости таких изменений. Эти доказательства выражаются в статистических данных собранных в краях, округах, районах и областях Российской Федерации.

      Если вы заинтересованы тематикой уголовного законодательства, советуем прочесть также » причинение тяжкого вреда здоровью «.

      Адвокат по уголовным делам Виктория Демидова

      Комментарий к статье 116

      Объектом побоев являются общественные отношения, складывающиеся по поводу реализации человеком принадлежащего ему от рождения права на личную телесную неприкосновенность, гарантированного нормами международного и конституционного права, и гарантирующие безопасность его физического и психического здоровья. Потерпевшим от преступления выступает любое лицо.

      Достаточно часто побои и иные насильственные действия совершаются в процессе ссоры или драки виновного и потерпевшего. Взаимное нанесение побоев не является обстоятельством, устраняющим уголовную ответственность каждого из виновных, если при этом не было достигнуто примирение.

      Объективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется деянием в форме активных действий, последствием в виде физической боли и причинной связи между ними.

      В составе преступления закон альтернативно указывает два вида действий: побои и иные насильственные действия.

      Побои — это действия, характеризующиеся многократным нанесением ударов. Сами по себе они не составляют особого вида повреждения, хотя в результате их нанесения могут возникать телесные повреждения (в частности, ссадины, кровоподтеки, небольшие раны, не влекущие за собой временной утраты трудоспособности или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности). Вместе с тем побои могут и не оставить после себя никаких объективно выявляемых повреждений.

      К иным насильственным действиям практика относит причинение боли щипанием, сечением, причинением небольших повреждений тупыми или острыми предметами, воздействием термических факторов и другие аналогичные действия.

      Обязательным признаком состава преступления является последствие в виде физической боли.

      Субъективная сторона побоев характеризуется виной в форме прямого или косвенного умысла. Неосторожное причинение физической боли без последствий, указанных в ст. 111 УК РФ, ответственности не влечет.

      Субъект преступления общий — физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста.

      Квалифицирующие признаки побоев (ч. 2 ст. 116 УК РФ) аналогичны рассмотренным выше соответствующим признакам убийства.

      Побои могут составлять элемент объективной стороны иного преступления (например, изнасилования, насильственного грабежа). Они всегда охватываются признаками «насилие» и «насилие, не опасное для жизни или здоровья», в силу чего в данном случае не требуют самостоятельной квалификации.

      Побои могут составлять часть хулиганских действий виновного. При этом, если обвинение по ст. 213 УК РФ не найдет своего подтверждения, осуждение лица по ст. 116 УК РФ возможно только при наличии жалобы потерпевшего, поскольку уголовные дела о побоях возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего.

      Если в результате побоев умышленно причиняется вред здоровью (тяжкий, средней тяжести или легкий), то такие действия не рассматриваются как побои, а оцениваются как причинение вреда здоровью соответствующей тяжести.

      В ситуации, когда в результате побоев вред здоровью той или иной степени тяжести причиняется по неосторожности, ответственность за неосторожно причиненные последствия наступает в случае, если она прямо предусмотрена в УК РФ. Например, побои, повлекшие по неосторожности причинение легкого вреда здоровью, квалифицируются только по ст. 116 УК РФ, поскольку ответственность за неосторожное причинение легкого вреда законом не предусмотрена.

      Действия, начатые как побои, а впоследствии переросшие в более тяжкое преступление (например, в убийство), не требуют самостоятельной дополнительной квалификации по ст. 116 УК РФ.

      Побои и истязания в структуре российской преступности Текст научной статьи по специальности « Государство и право. Юридические науки»

      Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Варыгин А.Н., Матушкин П.А.

      В статье рассматриваются проблемы насильственной преступности в стране, выделяются ее криминологические особенности. Констатируется, что в структуре насильственной преступности значительную долю занимают такие преступления, как побои и истязания, рассматривается их состояние и динамика, удельный вес в структуре как насильственной, так и всей российской преступности. Определено, что совершение побоев малознакомыми лицами или вообще ранее не знакомыми с потерпевшим моногократнее меньше отображается статистикой, чем семейно-бытовые побои и истязания. При анализе динамики совершения побоев и истязаний сделан вывод о неадекватном отображении реальных цифр в статистических документах. Побои и истязания по сравнению с другими видами насильственных преступлений наиболее латентны, поскольку распределены, в основном, в семейно-бытовой сфере. Отмечается, что данные преступления обладают двойной превенцией, в силу чего декриминализация части побоев не способствует целям борьбы с преступностью, авторами предлагается новая редакция ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее УК РФ) и иные изменения в российское законодательство. Избежав привлечения к уголовной ответственности за побои и истязания, виновные с еще большей верой в свою безнаказанность продолжают совершать все более тяжкие преступления насильственного характера.

      Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Варыгин А.Н., Матушкин П.А.,

      BEATINGS AND TORTURE IN THE RUSSIAN CRIME STRUCTURE

      The article deals with the problems of violent crime in the country, its criminological features are highlighted. It is stated that in the violent crime structure a significant proportion is occupied by such crimes as beatings and torture, their condition and dynamics, their relative weight both in the structure of violent criminality, and in the structure of all Russian criminality. It is determined that committing beatings by unfamiliar persons or in general by persons previously unacquainted with the victim is less displayed by statistics than family and household beatings and torture. In analyzing the dynamics of beatings and torture, it is concluded that inadequate representation of real figures in statistical documents is made. Beatings and torture in comparison with other types of violent crimes are most latent, as they are distributed mainly in the family and household sphere. It is noted that these crimes have a dual prevention, because of which the decriminalization of a part of beatings does not contribute to the goals of combating crime; the authors offer a new version of Art. 116 of the Criminal Code of the Russian Federation and other changes to Russian legislation. Avoiding prosecution for beatings and torture, the perpetrators continue to commit more and more serious crimes of a violent nature with even greater faith in their impunity.

      Текст научной работы на тему «Побои и истязания в структуре российской преступности»

      ?НАУКА. ТЕОРИЯ. ПРАКТИКА

      ПОБОИ И ИСТЯЗАНИЯ В СТРУКТУРЕ РОССИЙСКОЙ

      BEATINGS AND TORTURE IN THE RUSSIAN CRIME STRUCTURE

      доктор юридических наук, профессор (Саратовская государственная юридическая академия, Россия, Саратов) [email protected] yandex.ru

      ALEKSANDER N. VARYGIN,

      Doctor of Law, Professor (Saratov State Law Academy, Saratov, Russia)

      (Саратовская государственная юридическая академия, Россия, Саратов) [email protected]

      PAVEL A. MATUSHKIN

      (Saratov State Law Academy, Saratov, Russia)

      Аннотация: в статье рассматриваются проблемы насильственной преступности в стране, выделяются ее криминологические особенности. Констатируется, что в структуре насильственной преступности значительную долю занимают такие преступления, как побои и истязания, рассматривается их состояние и динамика, удельный вес в структуре как насильственной, так и всей российской преступности. Определено, что совершение побоев малознакомыми лицами или вообще ранее не знакомыми с потерпевшим моногократнее меньше отображается статистикой, чем семейно-бытовые побои и истязания. При анализе динамики совершения побоев и истязаний сделан вывод о неадекватном отображении реальных цифр в статистических документах. Побои и истязания по сравнению с другими видами насильственных преступлений наиболее латент-ны, поскольку распределены, в основном, в семейно-бытовой сфере. Отмечается, что данные преступления обладают двойной превенцией, в силу чего декриминализация части побоев не способствует целям борьбы с преступностью, авторами предлагается новая редакция ст. 116 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ) и иные изменения в российское законодательство. Избежав привлечения к уголовной ответственности за побои и истязания, виновные с еще большей верой в свою безнаказанность продолжают совершать все более тяжкие преступления насильственного характера.

      Ключевые слова: насильственная преступность, побои и истязания в структуре преступности, латентность побоев и истязаний, ответственность.

      Abstract: the article deals with the problems of violent crime in the country, its criminological features are highlighted. It is stated that in the violent crime structure a significant proportion is occupied by such crimes as beatings and torture, their condition and dynamics, their relative weight both in the structure of violent criminality, and in the structure of all Russian criminality. It is determined

      that committing beatings by unfamiliar persons or in general by persons previously unacquainted with the victim is less displayed by statistics than family and household beatings and torture. In analyzing the dynamics of beatings and torture, it is concluded that inadequate representation of real figures in statistical documents is made. Beatings and torture in comparison with other types of violent crimes are most latent, as they are distributed mainly in the family and household sphere. It is noted that these crimes have a dual prevention, because of which the decriminalization of a part of beatings does not contribute to the goals of combating crime; the authors offer a new version of Art. 116 of the Criminal Code of the Russian Federation and other changes to Russian legislation. Avoiding prosecution for beatings and torture, the perpetrators continue to commit more and more serious crimes of a violent nature with even greater faith in their impunity.

      Keywords: violent crime, beatings and torture in crime structure, latency of beatings and torture, responsibility.

      В свое время известный российский криминолог В.Н. Кудрявцев отмечал, что преступность на протяжении многих веков представлена тремя основными группами преступлений, а именно преступлениями против собственности, преступлениями против личности и против государственной власти [1]. Преступления против личности, представляющие повышенную общественную опасность в силу того, что посягают на самые дорогие блага, жизнь, здоровье, половую неприкосновенность, достаточно распространены, о чем свидетельствует и официальная уголовно-правовая статистика. Например, в 2019 году общественно опасные деяния против личности составили 347,3 тыс. преступлений, или 16,1% от общего количества всех зарегистрированных преступлений1. Преступления против личности, или, как их еще называют, насильственная преступность, достаточно распространенное негативное социальное явление.

      Анализ литературных источников, официальных статистических данных позволяет выделить следующие характерные черты насильственной преступности:

      — насильственная преступность, особенно незначительные посягательства на здоровье граждан, обладает достаточно высоким уровнем латентности;

      — наиболее распространена насильственная преступность в городской местности;

      — по месту совершения преступлений данную преступность можно определить как преимущественно «домашнюю», то есть семейно-бытовую;

      — насильственные преступления чаще всего совершаются в вечернее и ночное время;

      — повышение активности в совершении этих преступлений наблюдается в осенне-зимний период;

      — существенная детерминирующая роль в механизме совершения насильственных преступлений принадлежит алкоголю, при этом с уменьшением

      1 Состояние преступности в России за январь-декабрь 2019 года: статистический сборник. — М., 2017. С. 4.

      тяжести преступлений увеличивается доля преступлений, совершаемых в состоянии алкогольного опьянения;

      — насильственное поведение нередко сопровождается жестокостью, садизмом, издевательствами над жертвой, причинением ей мучений, особой дерзостью и исключительным цинизмом;

      — совершение насильственных преступлений нередко сопровождается применением различных видов оружия (огнестрельного, газового, холодного) и предметов (как правило, хозяйственно-бытового назначения), используемых в качестве оружия;

      — насильственная преступность отличается низким удельным весом групповых преступлений;

      — особенностью этой преступности является внезапность возникновения умысла у преступника, то есть ситуационный характер;

      — в последние годы фиксируется распространенность «заказных» насильственных преступлений, как правило, убийств.

      Таковы наиболее типичные черты современной российской насильственной преступности.

      Многие приведенные характеристики присущи и таким преступлениям, как побои и истязания. В структуре насильственной преступности они занимают довольно устойчивую и значительную долю. Например, в 2019 году побои составили 23,5%, истязания — 1,2%, а в общей сложности на эти два вида преступлений приходится четверть (24,7 %) всех зарегистрированных в 2019 году насильственных преступлений в стране.

      Если рассматривать удельный вес побоев и истязаний в общем количестве всех зарегистрированных в стране преступлений, то он также немал. Так, в 2019 году из 2 160 063 зарегистрированных преступлений побои составили 3,8%, а истязания — 0,2%, т.е. на эти два состава пришлось 4% всех преступлений, что является существенным показателем и подчеркивает актуальность изучения и разработки мер предупреждения побоев и истязаний.

      За последние годы количество названных преступлений в стране менялось (см. табл. 1) [2].

      Статья 116 УК РФ

      год Кол-во преступлений +/- (%) Кол-во преступников +/- (%)

      2006 105752 +9,9 63405 +40,1

      2007 118134 +11,7 67170 +5,9

      2008 122151 +3,4 69257 +3,1

      2009 117614 -3,7 70383 + 1,6

      2010 95281 -19,0 58408 -17,0

      2011 87034 — 8,6 52344 — 10,4

      2012 87114 +0,1 53175 + 1,6

      2019 87077 -0,04 54225 +2,0

      2019 83556 -4,0 52290 -3,6

      2019 86453 +3,5 56120 +7,3

      2019 81646 -5,6 46449 -17,3

      Статья 117 УК РФ

      2006 6433 +9,7 5842 +28,0

      2007 6055 -5,9 5722 -2,1

      2008 5902 -2,5 5521 -3,5

      2009 5967 + 1,1 5731 +3,8

      2010 5051 -15,3 4936 -13,9

      2011 4731 — 6,3 4577 -7,3

      2012 4876 +3,1 4691 +2,5

      2019 4901 +0,5 4798 +2,3

      2019 4922 +0,4 4735 -1,3

      2019 4924 +0,04 4712 -0,5

      2019 4145 -15,9 4341 -7,9

      Таблица 1. Состояние и динамика зарегистрированных преступлений по статьям 116 и 117 УК РФ

      Анализ приведенных статистических данных преступлений, предусмотренных статьями 116 и 117 УК РФ, говорит о том, что за период с 2006 по 2019 год количество побоев снизилось на 24 106 преступлений (-22,8 %) и на 16 956 лиц, их совершивших (-16,8 %). С истязаниями ситуация подобная, и их снижение в процентном отношении еще более значительное. Так, их количество сократилось на 2 288 преступлений (-35,7%) и на 1 501 человек, их совершивших (-25,7%).

      Таким образом, общее число побоев и истязаний за последнее десятилетие в стране сократилось. Однако подобное сокращение вряд ли

      можно признать следствием позитивных изменений в нашем обществе. На такой спад повлияли многие объективные обстоятельства.

      Во-первых, проведенная реформа МВД России — главного подразделения, отвечающего за регистрацию в статистических базах данных выявляемых преступлений. Именно на период реформирования полиции приходится снижение количества регистрируемых побоев (-19% в 2010 г. и -8,6% в 2011 г.) и истязаний (-15,3% в 2010 г. и -6,3% в 2011 г.), что говорит о переходе их из видимой в статистических показателях части в латентную. Учитывая и без того высокую латентность данного вида преступности, мы сильно сомневаемся в том, что таких преступлений стало совершаться в действительности меньше.

      Во-вторых, действующий сегодня порядок процессуального производства по делам частного обвинения не позволяет осудить всех лиц, виновных в совершении побоев. В соответствии с требованиями законодательства, потерпевший обязан самостоятельно собрать сведения о преступнике, очевидцах преступления, подлежащих вызову в суд, что в отсутствие административного ресурса не всегда возможно. Вероятно, именно поэтому данная категория преступлений, совершенных малознакомыми лицами или вообще ранее не знакомыми с потерпевшим, отображается в статистике многократно меньше, чем семейно-бытовые побои и истязания.

      В-третьих, смещенный акцент в работе правоохранительных органов на наиболее приоритетные к раскрытию преступления. Так, отчетливой тенденцией прошедшего десятилетия является особое внимание органов внутренних дел к преступлениям террористического характера и экстремистской направленности. Только за 2019 год их было выявлено на 44,8% и 9,1% больше, чем в 2019 году соответственно2. И подобная картина фиксируется за длительный период наблюдения.

      Все это в совокупности позволило нам прийти к выводу о неадекватном отображении в статистических документах реальной картины побоев и истязаний в России. По сравнению с другими насильственными преступлениями, побои и истязания наиболее латентны, поскольку распространены в основном в семейно-бытовой сфере. Жертвы этих преступных посягательств зачастую либо боятся сообщать в правоохранительные органы о причиненном вреде, опасаясь мести со стороны своего агрессивно настроенного родственника, либо оправдывают его действия

      2 Состояние преступности в России за январь-декабрь 2019 года: статистический сборник. — М., 2017. С. 4.

      какими-либо обстоятельствами. Побои, которые совершены вне дома, лицами ранее малознакомыми или не знакомыми, латентны в силу сложностей процедуры привлечения виновного к ответственности, поскольку частный характер обвинения предполагает самостоятельный поиск преступника и сбор доказательств потерпевшим. В отсутствие административного ресурса данная процедура становится неэффективной, а насилие безнаказанным. Это подтверждается и сотрудниками органов внутренних дел. Большинство опрошенных участковых уполномоченных полиции Саратовской области (61,4 %) считают побои и истязания высоколатентными преступлениями.

      Согласно результатам исследования научного коллектива ВНИИ Академии Генеральной прокуратуры РФ коэффициент латентности побоев в стране составляет 12,5, а истязаний 2,5 [3].

      Таким образом, представить реальную картину изучаемых преступлений и их тенденции, прежде всего в случаях с побоями, вряд ли возможно в силу многих перечисленных выше объективных обстоятельств.

      В ближайшие годы в связи с частичной декриминализацией побоев в статистике их количество, вероятно, несколько снизится. Но, полагаем, что преступники, не получив адекватной реакции со стороны государства, станут с еще большей верой в свою безнаказанность продолжать совершать все более тяжкие преступления насильственного характера. Ведь кроме непосредственного запрета применять насилие к другим людям нормы о побоях и истязаниях обладают опосредованной превенцией — защитой общества от самодетерминации преступности, т.е. от порождения преступностью новых антиобщественных актов поведения.

      Следовательно, составы преступлений, предусматривающие ответственность за побои, как и истязания, предупреждают совершение иных насильственных действий, способных повлечь последствия, указанные в статьях 115, 112 и 111 УК РФ, т.е. обладают двойной превенцией. Уголовно-правовые нормы с двойной превенцией — это нормы, устанавливающие уголовную ответственность за преступные деяния, которые обусловливают последующее совершение других преступлений. Двойной превентивный эффект указанных уголовно-правовых норм объясняется связью объектов первичного и вторичного превентивного воздействия, при которой одно преступление, предусмотренное нормой с двойной превенцией (объект первичного превентивного воздействия), выступает в качестве условия, способствующего совершению другого преступного деяния (объект вторич-

      ного превентивного воздействия) [4]. К таким преступлениям, кроме вышеназванных побоев и истязаний, можно также отнести деяния, предусмотренные ст. 115 УК РФ (умышленное причинение легкого вреда здоровью), ст. 119 УК РФ (угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью), ст. 150 УК РФ (вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления), ст. 151 УК РФ (вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий), ст. 222 УК РФ (незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств) [5]. Таким образом, привлечение виновных к уголовной ответственности за указанные преступления должно способствовать, на взгляд законодателя, а также некоторых ученых, снижению в стране других, прежде всего насильственных, преступлений [6]. В этой связи внесенные в феврале 2017 года изменения в ст. 116 УК РФ не могут не вызывать сомнения в их целесообразности. Декриминализация части побоев не будет способствовать реальному снижению насилия в обществе. Безнаказанность (административная ответственность и наказание гораздо мягче уголовного), может, напротив, повлечь рост насилия в стране. Думается, что законодатель в этом случае заботился не о здоровье граждан, не об улучшении криминальной обстановки в нашем обществе, а лишь о том, как «разгрузить» судебную систему от излишних уголовных дел.

      Мы полагаем, что в целях защиты граждан от насилия необходимо вернуть в уголовный закон ст. 116 УК РФ в предыдущей ее редакции (до поправок, внесенных Законом от 3 июля 2019 г.). Кроме того, считаем, что квалифицирующими признаками побоев должны быть не только совершение их из хулиганских побуждений либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, а равно по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. В частности, мы согласны с авторами, считающими, что к числу таких признаков должны быть отнесены совершение преступления в составе организованной группы, по найму, в отношении лица, находящегося в беспомощном состоянии, и некоторые др. [7]. Целесообразным, на наш взгляд, видится построение ч. 2 ст. 116 УК РФ с учетом квалифицирующих признаков, предусмотренных в ч. 2 ст. 117 УК РФ. В этой связи полагаем, что ст. 116.1 УК РФ подлежит исключению из УК РФ, а ст. 6.1.1 «Побои» — из Кодекса Российской Федерации об административных правонаруше-

      ниях. В связи с изложенным видится возможной следующая редакция ст. 116 УК РФ:

      «Статья 116. Побои

      1. Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий — наказывается .

      2. Те же деяния, совершенные:

      а) из хулиганских побуждений;

      б) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы;

      в) в отношении двух или более лиц;

      г) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;

      д) в отношении заведомо несовершеннолетнего или лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного, а равно лица, похищенного либо захваченного в качестве заложника;

      е) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой — наказывается. ».

      1. Кудрявцев В.Н. Стратегии борьбы с преступностью. — Москва: Юристъ, 2003. С. 15.

      2. Отчеты ГИАЦ МВД РФ ф. 491 за 200б-201б годы.

      3. Теоретические основы исследования и анализа латентной преступности / под ред. С.М. Иншакова. — Москва, 2019. С. 143-145.

      4. Шуйский А.С. Противодействие террористическим актам посредством уголовно-правовых норм с двойной превенцией: автореф. дис. . канд. юрид. наук. — Москва, 2012. С. б.

      5. Состояние и тенденции преступности в Российской Федерации. Криминологический и уголовно-правовой справочник / под ред. А.Я. Сухарева, С.И. Гирько. — Москва, 2007. С. 245.

      6. Ображиев К.В. Уголовно-правовые нормы с двойной превенцией // Проблемы укрепления законности и правопорядка: наука, практика, тенденции. 2010. № 3. С. 170-171.

      7. Шагвалиев Р.М. Некоторые проблемы уголовно-правовой регламентации и квалификации побоев и истязания // Актуальные проблемы экономики и права. 2010. №3 (15). С. 187-188.

      8. КурочкинВ.П. Уголовно-правовая характеристика истязания // Современные научные исследования: теория, методология, практика. 2019. Т. 1. № 3 (3). С. 1бб-179.

      9. Дорошева А.В. Правотворческие ошибки статьи 11б «Побои» Уголовного кодекса Российской Федерации // Держа-винский форум. 2017. № 3. С. 29-3б.

      10. Токарчук Р.Е., Венедиктов А.А. Проблемы ответственности за побои в действующем законодательстве // Библиотека уголовного права и криминологии. 2017. № 3 (21). С. 79-88.

      1. Kudryavtsev V.N. Strategii bor’by s prestupnost’yu. — Moskva: Yurist», 2003. S. 15.

      2. Otchety GIATs MVD RF f. 491 za 200б-201б gody.

      Чем полезна декриминализация побоев

      До середины 2019 г. любые побои – насильственные действия, не причинившие какой-то серьезный урон здоровью, – считались уголовным преступлением. Затем по инициативе Верховного суда из Уголовного кодекса были исключены побои, нанесенные незнакомому человеку. Наказание за насилие в отношении близких, напротив, ужесточилось: за них могли дать реальный срок. Но и эти нормы действовали всего полгода. В феврале 2017 г. любые побои, нанесенные на бытовой почве, перестали быть уголовным преступлением, если совершены впервые. Теперь побои – это административное правонарушение и первый раз не влекут судимости. Но за их совершение предусмотрен штраф до 30 000 руб., либо арест до 15 суток, либо обязательные работы. Каков же реальный итог декриминализации побоев?

      Статистика судебного департамента при Верховном суде показывает, что наказывать за побои в России стали чаще, причем в разы. Если в 2019 г. из 59 500 представших перед судом за побои были осуждены почти 16 200 человек, то только за первое полугодие 2017 г. – меньше чем за пять месяцев действий новых правил – наказание за аналогичное правонарушение получили почти 51 700 человек.

      Но это не связано с ростом агрессивности граждан. Декриминализация существенно изменила практику работы судебной системы, правоохранительных органов и организаций, отвечающих за профилактику в социальной сфере, что особенно актуально для домашнего насилия.

      Побои как преступление были статьей частного обвинения, т. е. до февраля 2017 г. жертва должна была сама написать заявление, собрать доказательства и обратиться с заявлением о возбуждении уголовного дела в суд. Однако обычно жертва, не зная разницы между составами публичного и частного обвинения, обращалась в полицию. Здесь в типовую историю о семейных побоях вступал участковый уполномоченный, основным стимулом которого было раскрыть как можно больше преступлений. Для участкового это была неудобная статья. Жертва часто мирилась с обидчиком еще до подачи заявления в суд, и участковому это в зачет не шло. Он прекрасно понимал, что усилия, потраченные на помощь в сборе доказательств, с точки зрения его ведомственного интереса могли оказаться потраченными впустую, поэтому в самом благоприятном случае участковый лишь учил потерпевшего, как оформить заявление и получить медицинскую справку, уповая на то, что жертва все же дойдет до судьи и преступление зачтется ему как раскрытое. Если дело о семейном насилии брался поддерживать прокурор, то в качестве профилактики он вел его к примирению сторон. На злодее ставилась метка о привлечении к ответственности, но не судимость.

      Таким образом, жертве побоев не стоило рассчитывать на действенную защиту с помощью уголовного преследования. В период, когда наказание за домашнее насилие предусматривало лишение свободы, из 25 400 обвиняемых, признанных виновными в нанесении побоев, был изолирован 301 человек.

      Сейчас уже можно сказать, что административное наказание за побои оказалось эффективнее уголовного. Почему?

      Во-первых, полиция теперь заинтересована принять заявление, ведь количество оформленных административных протоколов – это тоже показатель работы. При этом результативность работы по протоколу в руках у полиции: порядок работы по КоАПу не позволяет жертве забрать заявление. Это мотивирует полицейских способствовать сбору доказательств.

      Во-вторых, судьям не надо тратить время на оформление уголовного дела. Теперь их основная задача – лишь рассмотреть составленный полицейскими протокол и проверить факты. Стимула отговорить заявителя нет – ведь теперь отозвать заявление невозможно. При этом возможность «оправдать» в случае оговора осталась: из 72 300 протоколов за побои, рассмотренных судьями в первом полугодии 2017 г., к наказанию привели только 51 700. То есть 28% протоколов были по тем или иным причинам отклонены судьями, в том числе по 4500 случаям (6,2%) было прекращено административное производство. Для сравнения: в 2019 г. оправдательные исходы получили 10 500 человек (17,6%) из 59 500 обвиняемых в побоях.

      В-третьих, судьи чаще стали назначать наказание, связанное с изоляцией. За первое полугодие административному аресту были подвергнуты 4400 человек (8,5% наказанных). Можно предположить, что у участкового теперь стало больше возможностей изолировать обидчика от жертвы, применив меры задержания перед рассмотрением протокола в суде. В итоге жертвы побоев теперь получили больше шансов не остаться с агрессором под одной крышей, как это было раньше, когда побои признавались уголовным преступлением и требовали частного обвинения.

      В-четвертых, декриминализация побоев облегчила труд социальных работников и психологов. Когда нанесение побоев было уголовно наказуемым, они далеко не всегда регистрировали и заносили в личное дело случаи применения насилия в отношении детей. Большой риск привлечения к уголовной ответственности родителей ухудшал шансы на конструктивную психологическую работу, был несоразмерным негативным последствиям для семьи. После перевода побоев в разряд административных правонарушений мотивация социальных служб к взаимодействию с полицией и органами опеки повысилась.

      Все это объясняет кажущийся парадокс: декриминализация побоев ведет к росту социального контроля, а не к его ослаблению. В итоге правоохранительные органы и суды получили больше стимулов преследовать за побои, включая домашнее насилие. Жертвы и социальные работники имеют меньше стимулов скрывать факты насилия, поскольку они не несут теперь рисков, связанных с записями о судимости в истории семьи, и больше возможностей временно избавиться от обидчика.

      Читайте так же:  Агентский договор и представит