Приговоры судов по ст. 109 УК РФ Причинение смерти по неосторожности

# Название Cуд Решение
547795 Приговор суда по ч. 1 ст. 109 УК РФ

Коноплёва Е.В. (в настоящее время — Климова Е.В.) обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 109 УК РФ, а именно в том, что дд.мм.гггг в период времени с 04 часов 00 минут до 08 часов 45 минут, Коноплёва (ФИО10) Е.В., находясь.

Первомайский Уголовное дело прекращено 547326 Приговор суда по ч. 1 ст. 109 УК РФ

Органами предварительного следствия Павленко Л.А. предъявлено обвинение в том, что в период времени с 09 часов 00 минут до 14 часов 39 минут 15.05.2017 г. Павленко Л.А. и 4 находились на садовом земельном участке № 9-а, расположенном по адресу: Ир.

Куйбышевс. Уголовное дело прекращено 547290 Приговор суда по ч. 1 ст. 109 УК РФ

Рудых Р.Ю. причинил смерть по неосторожности при следующих обстоятельствах.В период времени с 04 часов 00 минут до 04 часов 35 минут , более точное время не установлено, Рудых Р.Ю. и 1 после распития спиртных напитков в состоянии алкогольного опья.

Куйбышевс. Вынесен приговор 547140 Приговор суда по ч. 1 ст. 109 УК РФ

16 июля 2017 года в период времени с 00 часов 10 минут до 00 часов 34 минут, более точное время в ходе следствия не установлено, возле торгового киоска, расположенного у , между Потерпевший №1 и Камоловым А.М. на почве личных неприязненных отношен.

Заволжский Вынесен приговор 546255 Приговор суда по ч. 1 ст. 109 УК РФ

Герусов Е.Г. обвиняется в причине смерти по неосторожности.Преступление совершено в ФИО3 при следующих обстоятельствах.Так, согласно свидетельству № от дд.мм.ггггг. Герусову Е.Г. установлен тарифно-квалификационный шестой разряд по профессии машин.

Ворошиловский Уголовное дело прекращено 546063 Приговор суда по ч. 1 ст. 109 УК РФ

дд.мм.гггг примерно в 23 часа 30 минут Юрков В.С., и гр.Т., находились возле продуктового магазина по , где, подсудимый, испытывая к гр.Т., неприязненные отношения, действуя с преступной неосторожностью – не предвидя возможность наступления общест.

Индустриальный Вынесен приговор 545490 Приговор суда по ч. 1 ст. 109 УК РФ

Подсудимый Устинов И.В. 12.11.2019 года, будучи в состоянии алкогольного опьянения, в период с 20 часов 00 минут до 21 часа 11 минут, находясь совместно с семьей П. по месту своего проживания: , после совместного распития спиртных напитков, растоп.

Первомайский Вынесен приговор 544144 Приговор суда по ч. 2 ст. 109 УК РФ

ФИО2 совершил причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей, а именно:ФИО2 являясь грузчиком комплектовщиком ООО «Ленстройфасад» на основании приказа (распоряжения) о приеме работ.

Московский Вынесен приговор 468776 Приговор суда по ч. 1 ст. 109 УК РФ

Графова И.Ю. органами предварительного расследования обвиняется в причинении смерти по неосторожности при следующих обстоятельствах.Так в достоверно не установленное следствием время, в период времени с 18 часов 00 минут 29.06.2005 до 14 часов 25 .

Центральный Уголовное дело прекращено 468319 Приговор суда по ч. 2 ст. 109 УК РФ

С дд.мм.гггг Поносов В.Г. в соответствии с приказом № о приеме работника на работу руководителя предприятия – индивидуального предпринимателя Свидетель №1 от дд.мм.гггг, и трудовым срочным договором № от дд.мм.гггг, заключенным с индивидуальным пр.

Свердловский Вынесен приговор 457316 Приговор суда по ч. 2 ст. 109 УК РФ

Евстратова Л.Н. совершила причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей в при следующих обстоятельствах.Согласно приказу о приеме на работу от № л/с Евстратова Л.H. назначена на д.

Октябрьский Вынесен приговор 456150 Приговор суда по ч. 1 ст. 109 УК РФ

Подсудимый Мушкамбаров А.Г., 10 июня 2017 года, около 10 часов 00 минут, находясь во дворе многоквартирного жилого дома, расположенного по адресу: в состоянии опьянения, вызванного употреблением алкоголя, в ходе возникшей ссоры на почве внезапно в.

Пролетарский Вынесен приговор 455072 Приговор суда по ч. 2 ст. 109 УК РФ

Тищенко А.Л. причинил смерть по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей при следующих обстоятельствах.Согласна диплома специалиста серии АН «Номер» от «Дата» Тищенко А.Л. получил полное высшее образов.

Ленинский Вынесен приговор 454982 Приговор суда по ч. 2 ст. 109 УК РФ

Мутовину совершила преступление на территории при следующих обстоятельствах:Мутовину на основании трудового договора № от /дата/ приказа о приеме работника на работу № от 19.12.2019г., являлась сторожем хххххххх на охраняемом объекте, расположенно.

Октябрьский Вынесен приговор 454971 Приговор суда по ч. 1 ст. 109 УК РФ

Подсудимый Пазылов Ы.О. причинил смерть по неосторожности, в при следующих обстоятельствах.Так /дата/ около 18 часов 00 минут в , расположенной высоко от земли – на восьмом этаже в , в состоянии алкогольного опьянения находился Пазылов Ы.О. совмес.

Октябрьский Уголовное дело прекращено 454938 Приговор суда по ч. 1 ст. 109 УК РФ

Иванеко А.А. совершил преступление на территории Новосибирского района Новосибирской области при следующих обстоятельствах.В период времени с 08 часов 20 минут до 09 часов 52 минут 22.04.2017 года Иванеко А.А., ВОВ, КРД, ВЕГ находились около Новос.

Новосибирский Вынесен приговор 454903 Приговор суда по ч. 1 ст. 109 УК РФ

Вохмянин Д.А. причинил смерть по неосторожности на территории при следующих обстоятельствах.дд.мм.гггг около 17 часов Вохмянин Д.А. на автокране МАЗ КС — 35715 — 1 государственный номер №. регион, прибыл к участку ФИО1 у дачного некоммерческого .

Новосибирский Уголовное дело прекращено 454480 Приговор суда по ч. 1 ст. 109 УК РФ

Богданова Н.И. обвиняется в том, что она совершила причинение смерти по неосторожности, а именно:в период времени с 00 часов 00 минут до 05 часов 17 минут 03.04.2017 Богданова Н.И., находясь в комнате № хх коммунальной квартиры №хх д. хх по ул. хх.

Колпинский Уголовное дело прекращено 440622 Приговор суда по ч. 2 ст. 109 УК РФ

Астудина О.И. совершила причинение смерти по неосторожности, вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей, Феоктистова Л.А. совершила причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом св.

Ленинский Вынесен приговор 440299 Приговор суда по ч. 1 ст. 109 УК РФ

Матвиенков Алексей Александрович совершил причинение смерти по неосторожности при следующих обстоятельствах.20.06.2017 в период с 06 часов 00 минут до 08 часов 02 минут между находящимися у себя по месту жительства по адресу: г. Ярославль, ул. Кав.

Статья 109. Причинение смерти по неосторожности

Статья 109. Причинение смерти по неосторожности

1. Причинение смерти по неосторожности —

наказывается исправительными работами на срок до двух лет, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

2. Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей —

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на тот же срок с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

3. Причинение смерти по неосторожности двум или более лицам —

наказывается ограничением свободы на срок до четырех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо лишением свободы на тот же срок с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Судебная практика и законодательство — УК РФ. Статья 109. Причинение смерти по неосторожности

осужден по ч. 2 ст. 109 УК РФ к 1 году 10 месяцам принудительных работ с удержанием в доход государства 20% заработной платы, с лишением права занимать должности связанные с исполнением функций представителя власти и организационно-распорядительных полномочий в органах МВД РФ, иных государственных органах и органах местного самоуправления на 3 года.

По данному факту было возбуждено уголовное дело N по признакам преступления, предусмотренного частью 2 статьи 109 Уголовного кодекса Российской Федерации (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей), в рамках которого потерпевшим был признан Тарамов В.Д., брат погибшего Тарамова Х.-Б.Д. В ходе предварительного следствия по уголовному делу было установлено, что артиллерийский обстрел проводился военнослужащими войсковой части (правопреемник — войсковая часть ).

оправданы по ст. 109 ч. 2 УК РФ в связи с отсутствием в их действиях состава преступления.

На основании п. 1 ч. 2 ст. 133 и ч. 1 ст. 134 УПК РФ за Лагутовой С.В. и Зубковой Л.А. признано право на реабилитацию.

С. (врач-кардиолог) признан виновным в причинении смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей и осужден по ч. 2 ст. 109 УК РФ.

Постановлено взыскать с осужденного компенсацию морального вреда в размере 500 000 руб. в пользу потерпевшего.

Действия Б. квалифицированы судом по ч. 2 ст. 109 УК РФ как причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей.

В кассационной жалобе осужденная Б. просила приговор отменить и уголовное дело прекратить, поскольку между ее действиями и наступившими последствиями нет причинно-следственной связи. Ссылалась на то, что судом не установлено и в судебных решениях не указано, какие именно профессиональные обязанности ею нарушены, а причиной смерти К. явилось отсутствие надлежащей проверки спортивного сооружения (футбольных ворот), которые не отвечали требованиям техники безопасности.

1.2. Курганский городской суд Курганской области, рассматривая уголовное дело по обвинению ряда граждан в совершении преступлений, предусмотренных частью третьей статьи 109 «Причинение смерти по неосторожности» и частью второй статьи 118 «Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности» УК Российской Федерации, принял по собственной инициативе решение о возвращении данного уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, мотивировав свое решение несоответствием предъявленного обвинения описанию инкриминируемых обвиняемым деяний в силу квалификации их действий как менее тяжких, чем следует из фактических обстоятельств дела, преступлений.

Статья 109 УК РФ — причинение смерти по неосторожности. Комментарии Федерального Судьи / Юргруппа МИП

Причинение смерти по неосторожности – это действие или бездействие, объективно повлекшее за собой смерть другого человека, совершаемое без умысла. Наличие грубой неосторожности или легкомыслия приводит к совершению такого преступления. Законодательством предусмотрено, что виновный в совершении преступления причинение смерти по неосторожности, предвидел или должен был предвидеть то, что его деяние может привести к смерти другого человека, но при этом безосновательно полагал, что этого не произойдет.

Отличие от умышленного убийства

От умышленного убийства причинение смерти по неосторожности отличает отсутствие намерения причинения смерти. А вина вытекает из причинения смерти и понимания виновного об опасности его поведения для жизни других людей.

Отличие причинения смерти по неосторожности от убийства с косвенным умыслом, состоит в том, что виновный в первом случае лишь предвидит возможность наступления смерти, а во втором случае предвидит непосредственную вероятность наступления данного события. Причинение смерти по неосторожности, так же предполагает надежду виновного на предотвращение смерти потерпевшего, в то же время косвенный умысел заключается в сознательном допущении наступления смерти потерпевшего. Помимо этого, косвенный умысел, характеризуется безразличным отношением виновного к происходящему. При убийстве с косвенным умыслом виновный не предпринимает никаких мер к предотвращению преступления и не сожалеет о случившемся.

Срок за причинение смерти по неосторожности

Наказание по части первой

Наказание за преступление причинение смерти по неосторожности:

  • ограничение свободы на срок до 2 лет;
  • лишение свободы на срок до 2 лет.
  • Причинение смерти по неосторожности при выполнении профессиональных обязанностей наказывается (предполагает ненадлежащее исполнение проф. обязанностей):

  • ограничением свободы на срок до 3 лет;
  • лишением свободы на срок до 3 лет.
  • На усмотрение суда оставлено назначение наказания в виде лишения права заниматься определенной деятельностью или занимать определенные должности на срок до 3 лет.

    Ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей – это поведение лица, которое в полной или частичной мере, не соответствует официальным предписаниям и требованиям, предъявляемым к нему во время выполнения профессиональных функций.

    Наказание по части второй

    Наказание за причинение смерти по неосторожности двум или более лицам, предусматривает:

  • ограничение свободы на срок до 4 лет;
  • лишение свободы на срок до 4 лет.
  • Так же, как и в предыдущем случае, на усмотрение суда оставлено назначение или не назначение дополнительного наказания в виде лишения права заниматься определенной деятельностью или занимать должности определенного характера в течение 3 лет.

    Момент окончания преступных действий

    Окончанием преступления является момент наступления последствий, а именно, смерти потерпевшего. Обязательное условие для квалификации преступления причинение смерти по неосторожности — наличие установленных причинно-следственных связей между деянием обвиняемого и смертью потерпевшего.

    Причинами данного преступления могут быть действия или бездействия, а так же легкомыслие и небрежность виновного. Исключить вину в данном преступлении может только отсутствие предвиденья или возможности предвиденья, наступления смерти потерпевшего (ст. 28 УК РФ «Невиновное причинение вреда»).

    Исходя из судебной практики причинения смерти по неосторожности, чаще всего лица, совершившие такое преступления, обладают широким диапазоном деформации свойств личности. Выделяются три категории преступников: неустойчивые, случайные и злостные. У большинства лиц, причинивших смерть по неосторожности, наблюдаются различные аномалии, не исключающие вменяемости, а именно: психопатии, алкоголизм, олигофрения и органические заболевания мозга.

    Потерпевшие и виновные лица по делам данной категории

    Среди потерпевших можно выделить три группы:

    • потерпевшие, оказывавшие противодействие нарушителю;
    • потерпевшие, с виктимным поведением;
    • потерпевшие, действия которых не находятся в причинной связи с совершенным преступлением.
    • Чаще всего с преступлением причинение смерти по неосторожности, связанным с ненадлежащим выполнением своих профессиональных обязанностей, сталкиваются рабочие и служащие. Род деятельности некоторых граждан предполагает неукоснительное следование должностным инструкциям. Так, например, врачи должны выполнять свои профессиональные обязанности, только в соответствии с предписаниями, действующими в области медицины. Рабочие специальности, такие как: крановщик, бульдозерист, ремонтник и другие, обязывают людей быть предельно внимательными, при выполнении своих функций.

      По статистике, более половины преступлений по неосторожности совершается в состоянии алкогольного опьянения. Причем, пострадавшие до момента преступления, не редко сами распивают спиртные напитки с виновными, на своих рабочих местах, что, конечно же, недопустимо.

      Преступления, связанные с неосторожностью и легкомыслием не редко совершаются лицами, ведущими асоциальный образ жизни. Вопреки нормам безопасности, они оборудую собственные жилища неразрешенными газовыми и электрическими приборами, а так же осуществляют действия, не поддающиеся логике и здравому смыслу, тем самым подвергая опасности не только свою жизнь, но и жизнь окружающих.

      Проанализировав судебную практику по данной категории дел, можно выделить следующее.

      Постановлением ВС РФ от 15.06.2006 N 14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами» разъяснено, что причинение по неосторожности смерти либо тяжкого вреда здоровью человека не охватывается составом ч.4 ст.234 УК РФ. В этих случаях действия виновного влекут ответственность по совокупности преступлений, предусмотренных ч.4 ст.234 УК РФ и соответствующими частями ст.109 УК РФ или ст.118 УК РФ;

      Приговором Коптевского районного суда г. Москвы от 16.03.2019 гр.Б. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.109 УК РФ. Как установлено судом, гр.Б. причинил смерть по неосторожности при следующих обстоятельствах: 29.01.2019 в период времени с 06 часов 00 минут до 08 часов 30 минут, гр.Б. и гр.Л. находились в квартире по адресу …, где распивали спиртные напитки. В ходе распития спиртных напитков гр.Л. стал демонстрировать гр.Б. технику владения ножом, упомянув при этом, что данный нож метательный. После чего гр.Б. взял разделочную деревянную доску и предложил гр.Л. метнуть нож в данную доску, на что гр.Л., отказавшись от этого, забрал указанную доску у гр.Б. и предложил метнуть нож в вышеуказанную разделочную доску ему самому, на что последний согласился. После чего гр.Л. вышел в коридор вышеуказанной квартиры и стал держать разделочную доску на уровне живота, а гр.Б., встав возле проема кухни напротив гр.Л. и не предвидя наступления от своих действий смерти гр.Л., хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предотвратить эти последствия, с силой метнул вышеуказанный нож в направлении гр.Л., который в это время держал разделочную доску, намереваясь попасть в данную доску, однако, попал клинком ножа в левое бедро гр.Л., в результате чего потерпевший гр.Л. получил телесные повреждения в виде: колото-резанного ранения области левого бедра с повреждением артерии, сопровождающегося острой кровопотерей; колото-резаного ранения передней поверхности левого бедра в верхней его трети на границе с левой паховой областью с повреждением левой бедренной артерии, кровоизлиянием в мягкие ткани бедра по ходу раневого канала, наступление смерти гр.Л. состоит в прямой причинной связи с этим ранением. В результате неосторожных преступных действий гр.Б. смерть гр.Л. наступила 29.01.2019 в 11 часов 20 минут в машине скорой помощи во время транспортировки гр.Л. в ЦРБ, от колото-резаного ранения области левого бедра с повреждением бедренной артерии, сопровождавшегося острой кровопотерей. Суд назначил гр.Б. наказание в виде исправительных работ сроком на 1 год 6 месяцев с удержанием из заработной платы осужденного 15% в доход государства. В силу ст.73 УК РФ суд признал назначенное гр.Б. наказание считать условным с испытательным сроком в 1 год 6 месяцев.

      Из вышеизложенного следует, что от правильной квалификации преступления зависит справедливость и соразмерность наказания деянию, в связи с этим не лишним будет обратиться за консультацией и помощью к адвокату по уголовным делам. Доказательство совершения преступления именно по неосторожности или неповинность в совершении его является приоритетной задачей адвоката по уголовным делам.

      Судебная практика по ст 109 ч 1 ук рф

      УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

      А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

      03 мая 2017 года

      Ульяновский областной суд в составе:

      председательствующего Старостина Д.С.,

      с участием прокурора Шушина О.С.,

      осужденного Харитонова В.М. и оправданной Чижовой П.А.,

      адвокатов Анюровой Н.Н. и Калдыркаева С.В.,

      при секретаре Абрамовой Т.В.,

      рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя – помощника прокурора Железнодорожного района г. Ульяновска Куликова В.Н. и апелляционным жалобам осужденного Харитонова В.М., адвоката Анюровой Н.Н. на приговор Засвияжского районного суда г. Ульяновска от 07 марта 2017 года, которым

      осужден по ч. 2 ст. 109 УК РФ к ограничению свободы на срок 2 года.

      В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ ему установлены ограничения не изменять место жительства или пребывания, не выезжать за пределы территории муниципального образования «***», не уходить из дома, квартиры или иного жилища, по месту жительства или пребывания в период с 23 часов до 06 часов следующего дня, кроме случаев, связанных с трудовой деятельностью, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации. Возложена обязанность являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, один раз в месяц для регистрации.

      В соответствии с ч. 3 ст. 47 УК РФ Харитонову В.М. назначено дополнительное наказание в виде лишения права заниматься врачебной деятельностью, связанной с оказанием медицинской помощи при ведении родов у женщин, сроком на 2 года.

      Харитонов В.М. от назначенного основного и дополнительного наказания освобожден на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ и ч. 8 ст. 302 УПК РФ в связи с истечением срока давности, предусмотренного п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ,

      оправдана по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 109 УК РФ, на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ и п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления.

      В соответствии с ч. 2 ст. 133 УПК РФ за Чижовой П.А. признано право на реабилитацию и обращение в суд с требованием о возмещении имущественного и морального вреда, восстановлении иных прав в порядке, предусмотренном главой 18 УПК РФ.

      Мера пресечения Харитонову В.М. и Чижовой П.А. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении отменена.

      Решены вопросы, связанные с гражданским иском и вещественными доказательствами.

      Апелляционное представление в отношении осужденного Харитонова В.М. государственным обвинителем отозвано в соответствии с ч. 3 ст. 389.8 УПК РФ до начала заседания суда апелляционной инстанции.

      Доложив содержание приговора, существо апелляционного представления и апелляционных жалоб, выслушав выступления участников процесса, суд апелляционной инстанции

      У С Т А Н О В И Л:

      Харитонов В.М. признан виновным в причинении смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей. Преступление совершено в г. Ульяновск при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда.

      Чижова П.А. оправдана по аналогичному обвинению.

      В апелляционном представлении государственный обвинитель Куликов В.Н. считает приговор суда незаконным и необоснованным, указывая на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактиче­ским обстоятельствам дела, неправильное применение уголовного закона и существенные нарушения уголовно-процессуального закона. Мотивирует тем, что суд, оправдывая Чижову П.А., в ос­нову приговора избирательно положил показания экспертов, свидетелей лишь в той части, которая ставит под сомнение предъявленное ей обвинение. Судом не дана объективная оценка повторной комиссионной судебной медицинской экспертизе № ***, проведенной в Федеральном государственном бюджетном учреждении «***, показаниям допрошенных экспертов, которые, дополняя друг друга, подтверждают виновность также и Чижовой Н.А., поскольку *** года у Чижовой П.А., как у лечащего врача, имелись все основания для пересмотра тактики ведения родоразрешения *** в пользу кесарева сечения, но данную тактику она не изменила, что впоследствии и привело к смерти новорожденно­го *** В связи с этим судом сделан необоснованный вывод о том, что преступление было совершено только Харитоновым В.М. в период с *** года, тогда как первые признаки страдания плода проявлялись с 13 часов, именно с этого времени лечащему врачу необходимо было пересмотреть тактику ведения родов в пользу кесарева сечения в экстренном порядке. Судом не учтены показания эксперта *** о том, что Чижова П.А. на этапе появления у *** начальных признаков страдания плода могла продолжить вести выжидательную тактику родов, но только под строгим контролем за состоянием плода, чего обеспечено не было. Об этом говорят и показания самой Чижовой П.А. об отсутствии начальных признаков страдания плода, тогда как по делу установлено, что ги­поксия у плода началась еще в тот период времени, когда Чижова П.А. являлась лечащим врачом ***, то есть в период с ***. Чижова П.А. в данном случае не оценила надлежащим образом результаты кардиотокографии (далее – КТГ) плода, подтверждавшие начальные признаки гипоксии. Более того, о негативных тенденциях состояния плода Чижова П.А. других врачей не ставила в известность. Также Чижовой П.А. по состоянию на 15 часов 00 минут у *** была диагностирована дискоординация родовой деятельности по типу дистоции шейки мат­ки, что обязывало Чижову П.А. про­вести экстренно операцию «кесарево сечение», это подтверждают показания ***, выводы акта проверки по ведомственному контролю качества и безо­пасности медицинской помощи Министерства здравоохранения и социального развития Ульяновской области за № ***. Таким образом, при должной внимательности и предусмотрительности Чижова П.А. могла предвидеть негативные последствия продолжения ведения родов через естественные родовые пути, неверно выбранная тактика родов Чижовой П.А. в период с *** часов, ко­гда была реальная возможность полностью предотвратить нега­тивные для плода последствия, а также дальнейшее непринятие мер по проведению кесарева сечения Харитоновым В.М. с *** и привели к смерти новорожденного. В данном случае со стороны Чижовой П.А. имела место врачебная ошибка, совершение преступления характеризовалось неосторожностью, в связи с чем считает необоснованным вывод суда об оправдании Чижовой П.А. Просит приговор суда отменить, передать уголовное дело на новое судебное разбира­тельство в суд первой инстанции со стадии судебного разбирательства.

      В апелляционной жалобе осужденный Харитонов В.М. считает приговор суда незаконным и необоснованным, поскольку выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, существенно нарушен уголовно-процессуальный закон. Указывает, что профессиональные обязанности врача при ведении родов *** он исполнял надлежащим образом, им была выбрана верная тактика ведения родов. Предвидеть тяжелую гипоксию плода во время родов и последующую смерть новорожденного он не мог. Наиболее вероятной причиной возникшей асфиксии плода явилась патология пуповины в виде ее укорочения, которую невозможно диагностировать современными методами во время беременности. Полагает, что все доказательства, подтверждающие его доводы о своей невиновности, судом необоснованно были отвергнуты. Не учтено, что в период с *** года он был занят подготовкой к операции, оперативным родоразрешением и оформлением документов по нему другой пациентки. Признаков страдания плода *** на *** минут не было, они появились лишь в *** минут, когда положение плода уже не позволяло провести родоразрешение путем кесарева сечения в связи с большим риском тяжелого травмирования *** и ребенка. Показания потерпевших ***, вопреки выводам суда, не подтверждаются заключением повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы № *** которое является недопустимым доказательством, поскольку в состав экспертной комиссии включены не являющиеся сотрудниками ФГБУ «*** ***, работающие в иных учреждениях. Следователем при назначении экспертизы компетентность ***, *** не проверялась и постановления о привлечении их в качестве экспертов не выносилось. Ни один из членов экспертной комиссии, кроме ***, специальными познаниями в области акушерства и гинекологии не обладает. Допрос *** в ходе судебного разбирательства с использованием видеоконференц-связи вызвал сомнения в уровне ее компетентности, несмотря на занимаемую должность, высшее медицинское образование, специальную подготовку по акушерству и гинекологии, ученую степень и стаж работы по специальности. Сокур Т.Н. не ориентировалась в критериях оценки КТГ в родах согласно существующим методическим документам, а также не имеет опыта работы с аппаратом КТГ, который применялся при оказании медицинской помощи *** В заключении экспертизы отсутствуют содержание и результаты исследований с указанием примененных методов, оценка результатов исследования, обоснование выводов по поставленным вопросам. Устранить этот пробел при допросе экспертов возможности не представилось. Просит отменить приговор суда, вынести в отношении него оправдательный приговор.

      В апелляционных жалобах (основной и дополнительной) адвокат Анюрова Н.Н. в интересах осужденного Харитонова В.М. приводит доводы о несогласии с приговором суда, аналогичные доводам жалобы осужденного. Также считает выводы суда о виновности Харитонова В.М. несоответствующими фактическим обстоятельствам дела. Дополняет, что судом в основу обвинения Харитонова В.М. в совершении им преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 109 УК РФ, положены выводы судебных медицинских экспертиз, а также показания эксперта *** о том, что в период с *** минут технически выполнить кесарево сечение *** было возможно. Вместе с тем эти показания ***. Судом приобщены к материалам дела копии журналов операций, из которых следует, что Харитонов В.М. в период с *** минут проводил оперативное родоразрешение путем кесарева сечения другой женщине, после чего оформлял документацию по итогам операции. В связи с этим показания *** не могли использоваться как допустимое доказательство, поскольку основаны на предположениях, не подтверждаются другими доказательствами. Между тем профессионализм Харитонова В.М. подтверждается верным установлением диагноза при поступлении *** в отделение патологии, правильной подготовкой ее к родам, применением соответствующих лекарственных препаратов, установленная изначально тактика ведения родов через естественные родовые пути также была правильной, что подтверждается выводами повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы. Судом не дана объективная оценка доказательствам, на которые ссылался Харитонов В.М. и его защитник, все имеющиеся сомнения в виновности осужденного не истолкованы в пользу Харитонова В.М. Вместе с тем те же доказательства были положены судом в основу оправдательного приговора Чижовой П.А. Считает, что судом существенно нарушен уголовно-процессуальный закон, в приговоре отсутствует анализ всех исследованных доказательств, а также мотивированные выводы относительно квалификации действий осужденного по ч. 2 ст. 109 УК РФ. Судом нарушены принципы презумпции невиновности, равноправия и состязательности сторон, результатом чего стало вынесение обвинительного приговора, не отвечающего требованиям ст. 307 УПК РФ. Просит приговор суда отменить и вынести в отношении Харитонова В.М. оправдательный приговор.

      В судебном заседании суда апелляционной инстанции:

      — прокурор Шушин О.С. поддержал доводы апелляционного представления в отношении оправданной Чижовой П.А., просил об отмене приговора в этой части с передачей дела на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции, возражал против доводов апелляционных жалоб, обосновав их несостоятельность;

      — оправданная Чижова П.А. и адвокат Калдыркаев С.В., осужденный Харитонов В.М. и адвокат Анюрова Н.Н., возражали против доводов апелляционного представления, поддержали доводы апелляционных жалоб.

      Проверив материалы дела, выслушав выступления участников процесса, суд апелляционной инстанции находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

      Выводы суда первой инстанции о виновности Харитонова В.М. в совершении вышеуказанного преступления соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на достаточной совокупности всесторонне исследованных в ходе судебного разбирательства доказательств, которым суд в соответствии со ст. 88 УПК РФ дал в приговоре надлежащую оценку.

      Объективный анализ исследованных судом доказательств, в том числе показаний осужденного Харитонова В.М., оправданной Чижовой П.А., потерпевших *** и ***, свидетелей, допрошенных судом, а также результатов следственных действий, выводов заключений судебных медицинских экспертиз, показаний экспертов *** и других доказательств, подробно изложенных в приговоре, дал суду основания сделать верные выводы о виновности именно Харитонова В.М. в совершении указанного выше преступления.

      Положенные в основу приговора доказательства, на основании которых суд сделал обоснованные выводы о виновности осужденного Харитонова В.М., получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, согласуются между собой, поэтому обоснованно признаны относимыми, допустимыми и достоверными.

      Вопреки доводам апелляционных жалоб, суд на основании исследованных доказательств пришел к верным выводам о том, что *** года в период времени с *** минут, заведующий акушерским отделением патологии беременности – врач *** Харитонов В.М., являясь ответственным дежурным врачом, находясь в указанном медицинском учреждении, расположенном по адресу: ***, в результате неверно выбранной тактики ведения родов ***, несмотря на наличие объективных данных, указывавших на реальную угрозу для жизни плода при продолжении ведения родов *** через естественные родовые пути, не принял мер для родоразерешения *** путем кесарева сечения, что впоследствии привело к смерти новорожденного ***

      Судом установлено, что на период начала родовой деятельности у ***, действительно, имелись относительные показания для проведения кесарева сечения, и при проявлениях интранатального дистресса плода, как об этом было указано в плане ведения родов врачом Харитоновым В.М., роды необходимо было завершить операцией кесарева сечения. Вместе с тем, Харитоновым В.М., несмотря на наличие объективных данных, указывавших на реальную угрозу для жизни плода, при имеющихся уже абсолютных показаниях для кесарева сечения, было продолжено ведение родов *** через естественные родовые пути, тактика родов в сторону оперативного родоразрешения им изменена не была, хотя имелись выраженные признаки внутриутробного страдания плода.

      Харитонов В.М. в данном случае не предвидел возможности наступления общественно опасных последствий своих действий в виде смерти новорожденного ***, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия.

      Такой вывод суда основан не только на показаниях потерпевших и свидетелей, но и на выводах заключения повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы № *** года, проведенной в Федеральном государственном бюджетном учреждении «Российский центр судебно-медицинской экспертизы» Министерства здравоохранения Российской Федерации, согласно которому смерть новорожденного *** наступила в результате отека головного мозга с дислокацией его структур и вклинением ствола мозга в большое затылочное отверстие. Данное состояние развилось на фоне органического поражения центральной нервной системы гипоксически-ишемического генеза, мультикистозной лейкомаляции, атрофии вещества головного мозга, двусторонней декомпенсированной симметричной гидроцефалии смешанного генеза, мелкоочаговой лейкоцитарной пневмонии, инертного тимуса, гипотрофии 2 степени.

      В результате неверно выбранной тактики ведения родов *** у ее ребенка развилось расстройство жизненно важных функций организма, которое не могло быть компенсировано организмом самостоятельно и обычно заканчивается смертью.

      Действительно, тактика родоразрешения первоначально после обследования *** была выбрана правильно (начать роды, вести их выжидательно через естественные родовые пути, но при появлении отклонений (признаков внутриутробного страдания плода, аномалий родовой деятельности, клинически узкого таза и др.) план ведения родов было необходимо пересмотреть в сторону кесарева сечения.

      Поскольку в *** года на КТГ уже имелись выраженные признаки внутриутробного страдания плода, необходимо было принимать экстренные меры – экстренное кесарево сечение по жизненным показаниям со стороны плода.

      Комиссия экспертов пришла к выводу, что в данном случае план ведения родов через естественные пути необходимо было пересмотреть в сторону кесарева сечения после *** минут.

      Наиболее вероятной причиной развития тяжелой гипоксии плода явилась относительно короткая пуповина и краевое прикрепление пуповины при продвижении головки плода по родовому каналу.

      При этом негативные последствия, развившиеся у плода ***, можно было предотвратить, своевременно изменив тактику ведения родов, пересмотрев ее в сторону кесарева сечения.

      Таким образом, между неверно выбранной тактикой ведения родов и смертью *** в результате прогрессирования поражения мозга на фоне тяжелой гипоксии имеется прямая причинная связь.

      Судом в целях разъяснения данного заключения экспертизы была допрошена эксперт ***, подтвердившая, что при производстве повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы исследовалась вся медицинская документация, представленная следователем, в том числе история родов ***, листы КТГ плода. Подробные разъяснения *** дала и в отношении медицинских показаний к кесареву сечению, которые могут быть относительными и абсолютными. Врач обязан провести роды путем кесарева сечения при наличии абсолютных показаний, когда извлечение плода через естественные родовые пути невозможно. По состоянию на *** минут у *** имелись лишь относительные показания для кесарева сечения, дистресса плода в этот период времени не было, то есть не имелось оснований для принятия экстренных мер для кесарева сечения. Вместе с тем такие абсолютные показания появились в *** минут, когда и необходимо было принимать меры к экстренному кесареву сечению по жизненным показаниям со стороны плода, поскольку в *** минут и далее по КТГ плода появились выраженные признаки внутриутробного страдания плода. В период с ***, а также в *** года технически выполнить кесарево сечение было возможно. Кроме этого, учитывая данные КТГ на *** года и позднее уже можно было считать, что причиной развития тяжелой гипоксии плода является какая-либо патология пуповины, что являлось основанием для изменения тактики ведения родов на оперативную.

      Допрошенные судом эксперты *** согласились с показаниями эксперта ***, подтвердив также, что повторная судебно-медицинская экспертиза проводилась комиссионно, ее выводы являются согласованными.

      Суд апелляционной инстанции не может согласиться с доводами апелляционных жалоб о недопустимости заключения повторной судебно-медицинской экспертизы, недостоверности показаний экспертов ***, допрошенных судом в строгом соответствии с нормами уголовно-процессуального закона посредством видеоконференц-связи.

      Судом также в приговоре дана объективная оценка данным доводам, обоснованно указано, что участие в составе комиссии при производстве данной экспертизы экспертов ***, не состоящих в штате ФГБУ «***» Министерства здравоохранения РФ, не влияет на допустимость и достоверность выводов указанного заключения экспертизы, учитывая, что постановлением следователя от *** года было разрешено привлечение для проведения экспертизы специалистов, не состоящих в штате ФГБУ «Российской центр судебно-медицинской экспертизы» Министерства здравоохранения РФ, на основании данного постановления следователя и была сформирована комиссия экспертов с привлечением экспертов из других государственных учреждений и компетентных давать заключение по вопросами, поставленным перед ними.

      Выводы данной экспертизы, вопреки доводам осужденного и его защитника, научно обоснованы, аргументированы, разъяснены и не вызывают сомнений в своей объективности, эксперты, проводившие данную экспертизу были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, им разъяснялись права, предусмотренные ст. 57 УПК РФ.

      Основанием для проведения повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы № *** стало наличие противоречий в выводах экспертов № *** от *** по тем же вопросам, в связи с чем назначение и проведение повторной экспертизы отвечает требованиям стст. 200, 207 УПК РФ.

      Дал суд в приговоре и объективную оценку тому обстоятельству, что выводы судебно-медицинских экспертиз, проведенных ГКУЗ «***», № *** противоречат как другим доказательствам, так и друг другу.

      Судом в приговоре верно указано, что выводы экспертиз № *** в части невозможности установления прямой причинно-следственной связи с наступлением смерти ***, не могли быть признаны достоверными, поскольку выводы экспертиз № *** об этом и показания *** опровергаются совокупностью исследованных судом доказательств, в том числе заключением повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы № ***, разъяснениями экспертов ***, оснований не доверять которым не имеется.

      Вопреки доводам осужденного Харитонова В.М. о невозможности произвести кесарево сечение, поскольку в период с *** года он проводил другую операцию и *** под его наблюдением не находилась, а в *** минут возможность провести кесарево сечение *** уже отсутствовала, также всесторонне проверены судом и не нашли своего объективного подтверждения.

      Относительно данных доводов осужденного суд сделал верные выводы о том, что по состоянию на *** года (время окончания операции другой пациентки) Харитонов В.М. уже имел возможность оценить данные КТГ плода *** от *** минут, появление выраженных признаков внутриутробного страдания плода *** и технически у Харитонова В.М. имелась возможность провести операцию, в том числе и в *** минут, когда согласно истории родов он произвел очередной осмотр *** и сделал записи в историю родов.

      Оснований полагать о том, что время осмотра в истории родов отражено было неверно, не имеется, в отношение чего в приговоре также имеются мотивированные выводы.

      Доводы осужденного Харитонова В.М. и его защитника о недостоверности выводов заключения экспертизы № ***, а также об отсутствии у Харитонова В.М. оснований для проведения *** кесарева сечения, всесторонне проверялись судом и не нашли своего объективного подтверждения.

      Утверждения осужденного о том, что потерпевшая *** отказывалась от проведения кесарева сечения, опровергаются показаниями ***, согласующимися также и с показаниями потерпевшего ***, не подтверждаются данные утверждения и документально, о чем в приговоре имеются мотивированные выводы, в том числе и относительно показаний свидетелей ***

      Вопреки доводам апелляционных жалоб, показания свидетелей *** не говорят каким-либо образом о невиновности осужденного.

      При таких обстоятельствах действия Харитонова В.М. судом правильно квалифицированы по ч. 2 ст. 109 УК РФ – причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей.

      Квалификация действий осужденного в приговоре мотивирована, основана на совокупности исследованных доказательств, выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

      При назначении наказания судом были в полной мере учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, влияние наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи, сведения о личности виновного, имеющиеся смягчающие наказание обстоятельства, перечисленные в приговоре.

      Судом обоснованно осужденному Харитонову В.М. в качестве основного наказания назначено ограничение свободы.

      Исходя из совокупности всех установленных по делу фактических обстоятельств, в том числе, связанных с событиями совершенного преступления, суд пришел к обоснованному выводу о необходимости назначения Харитонову В.М. дополнительного наказания в виде лишения права заниматься врачебной деятельностью, связанной с оказанием медицинской помощи при ведении родов у женщин. Решение о назначении данного дополнительного наказания в соответствии с ч. 3 ст. 47 УК РФ судом в приговоре надлежащим образом мотивировано.

      Учитывая, что совершенное осужденным преступление относится к категории небольшой тяжести, оснований для применения положений ч. 6 ст. 15 УК РФ не имелось, как не имелось оснований и для применения при назначении наказания положений ч. 1 ст. 62, стст. 64 и 73 УК РФ.

      Назначенное наказание, как основное, так и дополнительное, является справедливым, соответствующим обстоятельствам совершенного преступления и личности осужденного.

      При этом судом также обоснованно применены положения п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ, на основании чего Харитонов В.М. был освобожден от назначенного наказания в связи с истечением срока давности.

      Между тем, вопреки доводам апелляционного представления, невиновность Чижовой П.А. в причинении смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей установлена совокупностью исследованных доказательств по делу и сомнений не вызывает.

      Доводы стороны обвинения о виновности Чижовой П.А. в совершении инкриминированного органами предварительного следствия преступления судом проверены и обоснованно отвергнуты, как несостоятельные, поскольку они опровергаются совокупностью исследованных судом доказательств.

      Как верно указал суд в приговоре, появление в *** года начальных признаков интранатального страдания плода, еще не свидетельствовало о том, что Чижова П.А. необоснованно продолжила ведение родов через естественные родовые пути на фоне приема лекарственных препаратов, поскольку, как это установлено из показаний экспертов *** вправе была продолжить вести тактику родов выжидательно через естественные родовые пути, а при появлении отклонений (дистресса плода, аномалий родовой деятельности, клинически узкого таза и других) должна была провести кесарево сечение с согласия роженицы.

      При этом судом установлено, что за тот период, в течение которого Чижова П.А. являлась лечащим врачом *** и наблюдала ее (***) отклонений родовой деятельности, дистресса плода, аномалий родовой деятельности, требующих проведения кесарева сечения в экстренном порядке, не было. Показания же для проведения экстренного кесарева сечения по жизненным показаниям со стороны плода появились только с *** года, когда *** выбыла из-под наблюдения врача Чижовой П.А. ввиду окончания ее рабочего времени и находилась под наблюдением Харитонова В.М.

      Соглашаясь с данными выводами приговора, суд апелляционной инстанции полагает, что стороной обвинения не представлено доказательств, которые бы каждое в отдельности и в совокупности подтверждали доводы стороны обвинения о виновности Чижовой П.А. в совершении инкриминируемого ей преступления. Об обратном не свидетельствуют и показания свидетелей ***, выводы акта проверки по ведомственному контролю качества и безо­пасности медицинской помощи Министерства здравоохранения и социального развития Ульяновской области, на которые ссылается государственный обвинитель в апелляционном представлении.

      При таких обстоятельствах суд, учитывая результаты повторной комиссионной экспертизы и показания экспертов, пришел к обоснованным выводам об оправдании Чижовой П.А., которые подробно мотивированы в приговоре.

      Доказательства, положенные в основу приговора, надлежащим образом оценены судом в соответствии с требованиями стст. 17 и 88 УПК РФ. Суждения суда в части оценки всех доказательств, а также всех доводов сторон, которые по своей сути являются аналогичными доводам, изложенным в апелляционных жалобах и представлении, признаются правильными, так как основаны на оценке всей совокупности доказательств и соответствуют требованиям уголовно-процессуального закона.

      Судебное разбирательство по настоящему уголовному делу проведено всесторонне, полно и объективно. Из протокола судебного заседания следует, что в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Как обвинительного, так и оправдательного уклона судом допущено не было, принцип состязательности сторон соблюден. Все доказательства исследованы судом по инициативе сторон, заявленные ходатайства разрешены в установленном законом порядке, право осужденного Харитонова В.М. на защиту нарушено не было.

      Подлежащие доказыванию обстоятельства, предусмотренные ст. 73 УПК РФ, установлены и в приговоре изложены правильно. Приговор постановлен в соответствии с требованиями главы 39 УПК РФ, доказательствам и доводам сторон дана надлежащая оценка. Уголовный закон судом применен правильно.

      Замечания участников процесса на протокол судебного заседания были председательствующим рассмотрены в соответствии со ст. 260 УПК РФ, по ним вынесены обоснованные и мотивированные постановления.

      Таким образом, оснований для удовлетворения апелляционного представления и апелляционных жалоб не имеется.

      Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, суд апелляционной инстанции не усматривает.

      На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.20, 389.28 и 389.33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

      П О С Т А Н О В И Л:

      приговор Засвияжского районного суда г. Ульяновска от 07 марта 2017 года в отношении Харитонова В*** М*** и Чижовой П*** А*** оставить без изменения, а апелляционное представление и апелляционные жалобы – без удовлетворения.

      Читайте так же:  Пенсионные льготы на землю