Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа, разработана совместно с ЗАО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 28 июня 2019 г. N 37-КГ16-6 Суд оставил без изменения апелляционное определение об отказе в иске по делу о взыскании денежных средств, уплаченных в качестве аванса, поскольку собранными доказательствами подтверждается, что спорная денежная сумма является задатком

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Романовского С.В. и Асташова С.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело

по иску Иконниковой Л.А.

о взыскании денежных средств, уплаченных в качестве аванса в счет стоимости квартиры, и процентов за пользование чужими денежными средствами

по кассационной жалобе Бунаковой О.И.

на решение мирового судьи судебного участка Волховского района Орловской области от 23 июня 2019 г. и постановление президиума Орловского областного суда от 17 декабря 2019 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В., выслушав объяснения Бунаковой О.И., просившей жалобу удовлетворить, Иконниковой Л.А., не согласившейся с доводами жалобы, установила:

Иконникова Л.А. обратилась в суд с иском к Бунаковой О.И. о взыскании денежных средств, уплаченных в качестве аванса в счет стоимости квартиры, процентов за пользование чужими денежными средствами.

В обоснование исковых требований указала, что 6 апреля 2019 г. ею был передан Бунаковой О.И. аванс в размере 30 000 рублей за квартиру, которую та обязалась ей продать за 1 650 000 рублей в срок до 15 апреля 2019 г.

В установленный срок договор купли-продажи квартиры сторонами не был заключен, указанная денежная сумма ответчицей не возвращена.

Несмотря на то, что заключенное между сторонами письменное соглашение поименовано соглашением о задатке, истица полагала, что переданная Бунаковой О.И. денежная сумма являлась авансом, в связи с чем просила суд взыскать с ответчицы денежную сумму в размере 30 000 рублей, проценты за пользования чужими денежными средствами, а также судебные издержки.

Решением мирового судьи судебного участка Волховского района Орловской области от 23 июня 2019 г. исковые требования удовлетворены частично: в пользу истицы взысканы денежные средства в размере 30 000 рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами, а также судебные издержки.

Апелляционным определением Волховского районного суда Орловской области от 24 августа 2019 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу вынесено новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением президиума Орловского областного суда от 17 декабря 2019 г. апелляционное определение отменено, оставлено в силе решение суда первой инстанции.

В кассационной жалобе Бунакова О.И. просит отменить постановление президиума Орловского областного суда от 17 декабря 2019 г. и оставить в силе апелляционное определение Волховского районного суда Орловской области от 24 августа 2019 г.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 27 мая 2019 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, объяснения относительно кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судом установлено, что 6 апреля 2019 г. между Иконниковой Л.А. и Бунаковой О.И. в простой письменной форме заключено соглашение о задатке, из которого следует, что истица передает ответчице задаток в размере 30 000 рублей в счет дальнейших платежей в доказательство заключения договора купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: . стоимость которой определена в размере 1 650 000 рублей, и в обеспечение его исполнения.

Кроме того, Бунакова О.И. обязалась подготовить документы, необходимые для продажи квартиры, и заключить с Иконниковой Л.А. указанный договор в срок до 15 апреля 2019 г. Последняя в свою очередь также обязалась заключить с ответчицей договор купли-продажи квартиры и произвести по нему оплату в установленный соглашением срок.

Основной договор купли-продажи в срок до 15 апреля 2019 г. сторонами заключен не был, денежные средства в размере 30 000 рублей ответчица истице не возвратила.

Принимая решение о частичном удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что договор купли-продажи между сторонами не заключался, а потому обеспечительное обязательство отсутствует и переданная сумма в размере 30 000 рублей является авансом, подлежащим возврату.

Суд апелляционной инстанции не согласился с выводами суда первой инстанции. Отменяя вынесенное им решение и отказывая в удовлетворении исковых требований, Волховский районный суд Орловской области сослался на то, что спорная денежная сумма является задатком, поскольку выполняет платежную, удостоверяющую и обеспечительную функции. Кроме того, соглашение от 6 апреля 2019 г. содержит элементы предварительного договора и включает все существенные условия договора купли-продажи квартиры. При этом основной договор купли-продажи квартиры не был заключен по вине Иконниковой Л.А., отказавшейся от его заключения в одностороннем порядке.

Президиум Орловского областного суда, не соглашаясь с выводами суда апелляционной инстанции и оставляя в силе решение суда первой инстанции, указал на то, что задатком не может обеспечиваться обязательство, возникновение которого лишь предполагается. Задаток в отличие от аванса выполняет обеспечительную функцию, а переданная истицей денежная сумма в размере 30 000 рублей выполняла лишь платежную функцию, в связи с чем являлась авансом.

С выводами президиума Орловского областного суда согласиться нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 380 Гражданского кодекса Российской Федерации задатком признается денежная сумма, выдаваемая одной из договаривающихся сторон в счет причитающихся с нее по договору платежей другой стороне, в доказательство заключения договора и в обеспечение его исполнения.

В силу пункта 2 статьи 381 Гражданского кодекса Российской Федерации, если за неисполнение договора ответственна сторона, давшая задаток, он остается у другой стороны. Если за неисполнение договора ответственна сторона, получившая задаток, она обязана уплатить другой стороне двойную сумму задатка.

Задаток является согласно статье 329 Гражданского кодекса Российской Федерации одним из способов обеспечения исполнения обязательств. Основная цель задатка — предотвратить неисполнение договора. Гражданский кодекс Российской Федерации в редакции, действующей на момент возникновения спорных правоотношений, не исключал возможности обеспечения задатком предварительного договора (статья 429 Гражданского кодекса Российской Федерации), предусматривающего определенные обязанности сторон, связанные с заключением в будущем основного договора и применением при наличии к тому оснований (уклонение стороны от заключения основного договора) обеспечительной функции задатка, установленной пунктом 2 статьи 381 Гражданского кодекса Российской Федерации: потеря задатка или его уплата в двойном размере стороной, ответственной за неисполнение договора.

Суд апелляционной инстанции, исследовав соглашения о задатке от 6 апреля 2019 г., дав ему правовую оценку, пришел к правильному выводу о том, что заключенное между сторонами соглашение содержит элементы предварительного договора и включает все существенные условия договора купли-продажи.

Так, из заключенного сторонами соглашения следует, что Иконникова Л.А. и Бунакова О.И. обязались заключить договор купли- продажи квартиры, находящейся по указанному выше адресу, в срок до 15 апреля 2019 г. за общую стоимость 1 650 000 рублей, а денежная сумма в размере 30 000 рублей передавалась в счет дальнейших платежей в доказательство заключения договора купли-продажи квартиры и в обеспечение его исполнения.

Таким образом, задатком в настоящем случае обеспечивалось возникшее из предварительного договора обязательство сторон, то есть продавца Бунаковой О.И. и покупателя Иконниковой Л.А., заключить основной договор купли-продажи конкретной квартиры на согласованных условиях в определенный срок.

Следовательно, является ошибочным вывод президиума Орловского областного суда о том, что переданная истицей на основании соглашения о задатке от 6 апреля 2019 г. денежная сумма в размере 30 000 рублей выполняла только платежную функцию и являлась авансом.

При таких обстоятельствах постановление президиума Орловского областного суда подлежит отмене, а апелляционное определение — оставлению в силе.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

постановление президиума Орловского областного суда от 17 декабря 2019 г. отменить, апелляционное определение Волховского районного суда Орловской области от 24 августа 2019 г. оставить в силе.

Председательствующий Горшков В.В.
Судьи Романовский С.В.
Асташов С.В.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ решила, что уплаченная истицей сумма является не авансом, а задатком.

ГК РФ в редакции, действующей на момент возникновения спорных правоотношений, не исключал возможности обеспечить задатком предварительный договор, предусматривающий определенные обязанности сторон, связанные с заключением в будущем основного договора и применением при наличии к тому оснований обеспечительной функции задатка.

Из соглашения сторон следует, что они обязались заключить договор купли-продажи квартиры до определенной даты, а спорная сумма передавалась в счет дальнейших платежей в доказательство заключения договора купли-продажи и в обеспечение его исполнения. Таким образом, задатком в данном случае обеспечивалось возникшее из предварительного договора обязательство.

Отметим, что существует и другой подход. Согласно ему обязательство, предусмотренное предварительным договором, не может обеспечиваться задатком (например, постановление Арбитражного суда Уральского округа от 29.01.2019 N Ф09-8946/14 по делу N А47-800/2019).

Противоречия и споры в судах по вопросу задатка

Автор: Владимир Алистархов

Владимир Алистархов, эксперт по вопросам правового характера

Можно ли оставить задаток в случае отмены сделки? Является ли денежная сумма, внесенная за недвижимость, задатком, или это аванс? Есть ли возможность взыскать с продавца квартиры задаток в двойном размере?

Эти и другие вопросы возникают у сторон сделки, и это несмотря на то, что действующим законодательством России, согласно ст.ст. 380, 381 Гражданского кодекса РФ, определены понятия задатка, форма соглашения о задатке, последствия прекращения и неисполнения обязательства, обеспеченного задатком.

Как следует из Гражданского кодекса РФ, задаток выполняет три основные функции: платежную, доказательную и обеспечительную.

Платежная функция заключается в том, что денежные средства передаются продавцу недвижимости в счет причитающихся ему в будущем платежей за недвижимость. Доказательная функция указывает на то, что договор заключен. Соответственно обеспечительная функция необходима для исполнения договора в полном объеме, и в случае срыва сделки по чьей-либо вине наступают последствия, предусмотренные ст. 381 Гражданского кодекса РФ.

Согласно указанной статье в случае, если договор не исполняет сторона, давшая задаток, задаток остается у стороны, принявшей задаток. Если за неисполнение договора ответственна сторона, принявшая задаток, эта сторона должна выплатить стороне, дававшей задаток, двойную сумму задатка.

Читайте так же:  Договор о размещении рекламы на транспорте образец

Следует отметить, что позиции арбитражных судов и судов общей юрисдикции по вопросам задатка разнятся, и они исповедуют разные подходы при разрешении вопросов, касающихся задатка.

Для формирования правовой позиции по вопросам задатка с целью успешного использования знаний, например в суде, необходимо проанализировать действующее законодательство России исходя из позиций, изложенных в определениях Верховного суда РФ и постановлениях Высшего арбитражного суда РФ.

Правовая позиция Верховного суда Российской Федерации по вопросу задатка

Как следует из определения от 22 июля 2008 г. № 53-В08-5 Верховного суда РФ, Истец направил в суд исковое заявление о взыскании с Ответчика суммы задатка в двойном размере, возмещении убытков и компенсации морального вреда, причиненного Истцу в результате отказа Ответчика продавать квартиру. При этом Ответчик отдал Истцу полученный ранее задаток в сумме 50 тысяч рублей.

Суд первой инстанции взыскал с Ответчика 50 тысяч рублей (то есть двойной задаток) отказав во взыскании с Ответчика убытков и компенсации за причиненный моральный вред.

Суд второй инстанции оставил решение первой инстанции в силе.

Ответчик подал надзорную жалобу, указав, что 50 тысяч рублей по сделке не задаток, а авансовый платеж, что исключает возможность взыскания с Ответчика двойного задатка. При рассмотрении надзорной жалобы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ не выявила оснований для отмены решений нижестоящих судов, разъяснив следующее.

Удовлетворяя исковые требования Истца, суд первой инстанции сделал правильный вывод, что уплаченная сумма является задатком, а не авансовым платежом, так как таковой она названа в дополнительном соглашении к предварительному договору, в котором также указано, что задаток является обеспечением обязательств по сделке купли-продажи.

Учитывая, что ответственной за неисполнение предварительного договора купли-продажи квартиры признана сторона, принявшая задаток, суд первой инстанции правомерно взыскал с Ответчика двойную сумму задатка в соответствии со ст. 381 Гражданского кодекса РФ.

Также Верховный суд РФ в своем определении указал, что уплата задатка является способом исполнения обязательств по сделке купли-продажи недвижимости. В Гражданском кодексе РФ нет запретов на обеспечение задатком предварительного договора.

По мнению Верховного суда РФ, доводы, указанные Ответчиком в жалобе о том, что нормы Гражданского кодекса РФ о задатке не могут быть применимы к обязательствам, которые возникают из предварительного договора, так как сам договор купли-продажи не был заключен и, соответственно, нет обязательства денежного характера, не основаны на законе.

В своем определении Верховный суд РФ сделал вывод о том, что задатком в данном случае обеспечивались обязательства сторон по предварительному договору купли-продажи квартиры, а денежный характер заключается в том, что уплаченная сумма задатка должна пойти в счет обязательств по основному договору купли-продажи недвижимости.

С учетом выводов Верховного суда РФ можно заключить, что при оплате задатка по предварительному договору и дополнительному соглашению к нему присутствуют все три функции, присущие задатку, в т.ч. платежная, доказательная и обеспечительная.

Таким образом, суды общей юрисдикции, вынося решения по исковым заявлениям, касающимся задатка, учитывают позицию Верховного суда РФ, изложенную в определении от 22 июля 2008 г. № 53-В08-5, то есть признают возможность обеспечения задатком обязательств по предварительному договору.

В то же время, практика судов общей юрисдикции на местах может быть и другой, но при достаточной осведомленности сторон и желании идти до конца, в конечном итоге решение по гражданскому делу, будет принято с учетом позиции Верховного суда РФ.

Вышеизложенная позиция Верховного суда РФ также поддержана и в более поздних его определениях, в т.ч. в определении от 13 ноября 2012 г. № 11-КГ12-20.

Правовая позиция Высшего арбитражного суда Российской Федерации по вопросу задатка

Подход Высшего арбитражного суда РФ по вопросу оплаты задатка при исполнении предварительного договора, связанного с арендой или куплей-продажей недвижимости, в корне отличается от подхода, которого придерживается Верховный суд РФ.

Согласно Постановлению от 19 января 2010 г. № 13331/09 Президиума Высшего арбитражного суда РФ между ООО «Нефтьэнерго» и ООО «РК-Газсетьсервис» был заключен предварительный договор об обязанности заключить договоры о передаче ООО «Нефтьэнерго» ООО «РК-Газсетьсервис» прав и обязанностей по договорам аренды. Также было подписано дополнительное соглашение к предварительному договору, в соответствии с которым обязательства (их исполнение) по предварительному договору обеспечивались задатком.

ООО «РК-Газсетьсервис» в качестве задатка перечислило ООО «Нефтьэнерго» соответствующую сумму.

Несмотря на это в дальнейшем основные договоры не были заключены.

В связи с этим ООО «РК-Газсетьсервис» направило исковое заявление в Арбитражный суд г. Москвы о взыскании с ООО «Нефтьэнерго» двойной суммы задатка, а также процентов за пользование чужими денежными средствами.

По результатам рассмотрения арбитражного дела иск ООО «РК-Газсетьсервис» удовлетворен не был, так как, по мнению суда, задаток должен остаться у ООО «Нефтьэнерго» согласно п. 2 ст. 380 Гражданского кодекса РФ на основании того, что Истец нарушил обязательства по предварительному договору и дополнительному соглашению между сторонами.

Девятый арбитражный апелляционный суд своим постановлением отменил указанное выше решение первой инстанции, и с ООО «Нефтьэнерго» в пользу ООО «РК-Газсетьсервис» были взысканы соответствующие суммы в связи с неосновательным обогащением и пользованием чужими денежными средствами, а также удержаны расходы на госпошлину.

Отменяя решение, Девятый арбитражный апелляционный суд исходил из ошибочности толкования судом первой инстанции норм ст. 381 Гражданского кодекса РФ.

Постановлением Федерального арбитражного суда Московского округа постановление суда апелляционной инстанции оставлено без изменений.

ООО «Нефтьэнерго» направило жалобу в порядке надзора, в которой просило Высший Арбитражный Суд РФ отменить постановления апелляционной и кассационной инстанций.

Основной довод ООО «Нефтьэнерго» заключался в том, что выводы судов о недопустимости задатка в качестве обеспечения по предварительному договору не соответствуют нормам гражданского законодательства о задатке и противоречат судебно-арбитражной практике.

Высший Арбитражный Суд РФ, рассмотрев надзорную жалобу, посчитал, что обжалованные в порядке надзора постановления судов не подлежат отмене по следующим основаниям.

Из содержания ст. 380 Гражданского кодекса РФ следует, что задатком может обеспечиваться исполнение денежного обязательства по заключенному между сторонами договору, должником по которому является или будет являться сторона, передавшая задаток.
По мнению Высшего Арбитражного Суда РФ, ни дополнительный договор, ни дополнительное соглашение о задатке не содержат каких-либо денежных обязательств сторон друг перед другом.

Таким образом, правоотношения, возникшие между сторонами в результате заключения предварительного договора, в связи с незаключением основного договора можно считать прекращенными и взыскание с ООО «Нефтьэнерго» суммы неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами признано правомерным.

По сути, вышеизложенная позиция Высшего Арбитражного Суда РФ подтверждена его определением от 29 марта 2019 г. № ВАС-3157/13 и другими решениями арбитражных судов.

Возможные изменения законодательства по вопросу задатка в ближайшем будущем

Как показывает вышеприведенная судебная практика, подходы различных судов в решении вопросов, связанных с задатком, разнятся, что не позволяет однозначно сделать выводы касательно применения действующего гражданского законодательства России. При этом также имеются различные взгляды на соответствующие вопросы со стороны научного сообщества, мнения которого изложены в изданиях по гражданскому праву.

В настоящее время в Государственной Думе РФ находится на рассмотрении проект федерального закона № 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации». В частности, могут быть внесены изменения в ст. 380 Гражданского кодекса РФ, согласно которым будет допускаться обеспечение задатком предварительного договора.
Другими словами, если вышеуказанные изменения будут внесены в Гражданский кодекс РФ и задатком можно будет обеспечивать предварительный договор, то подходы Верховного суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ при решении вопросов с задатком должны совпадать. Соответственно, нижестоящие суды смогут трактовать законодательство в одном русле, что также положительно отразится на субъектах экономической деятельности, так как иначе различия в подходах высших судов России по одной и той же проблематике вносят некоторую путаницу при применении права.

На данный момент судами не выработана единая правовая позиция по вопросу задатка. Возможно, ее выработке будет способствовать будущее объединение Верховного суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, которое было предложено президентом России.

Можно по-разному относиться к идее объединения судов, но при решении юридических проблем, в т.ч. по вопросу задатка на практике, хотелось бы отталкиваться от мнения высшей судебной инстанции, а не выбирать между несколькими подходами, гадая, как обернется дело в будущем.

ВС рассказал, когда вместе с задатком можно вернуть убытки

Разница между задатком, авансом и предоплатой не всегда очевидна. Тем не менее при неисполнении договора предоплата и аванс возвращаются, а задатокнет. Мало того, если договор не исполнен из-за получателя задатка, то он должен вернуть деньги в двойном размере, а также возместить убытки. Но не все так просто, решил Верховный суд и объяснил, на что нужно обращать внимание при рассмотрении таких споров.

1 февраля 2019 года Анна Иконникова* и Владислав Стрельчук* подписали соглашение. Стороны обязались в течение пяти дней заключить договор купли-продажи двухкомнатной квартиры за 9,5 млн руб., в подтверждение чего Иконникова передала Стрельчуку задаток 50 000 руб. Через три дня Стрельчук сообщил, что передумал продавать квартиру, и вернул всю сумму.

Согласно п. 2 ст. 381 ГК, если договор не исполнен из-за стороны, которая дала задаток, он не возвращается. Если виноват тот, кому дали задаток, он возвращается в двойном размере, а также возмещаются все убытки с зачетом суммы задатка. Однако Стрельчук вторую часть задатка не выплатил.

Из-за того, что договор купли-продажи не был заключен, Иконникова понесла убытки. Она заплатила риелтору за подбор аналогичной квартиры 190 000 руб., отправила телеграмму на 703 руб., арендовала банковскую ячейку за 350 руб. Иконникова решила взыскать со Стрельчука второй задаток, а также 141 053 руб. расходов, которые он не покроет (убытки минус второй задаток), компенсацию морального вреда и судебные расходы (оплату услуг представителя, нотариальные услуги, госпошлину, почтовые расходы).

Гагаринский районный суд во всем поддержал Иконникову, кроме взыскания морального вреда – он пришел к выводу, что причиненение нравственных страданий не было доказано. Кроме того, суд первой инстанции взыскал в пользу Иконниковой расходы по уплате двух сумм государственной пошлины: 5578 руб. и 10 598 руб. В общей сложности Иконниковой присудили 229 482 руб. Мосгорсуд с этим согласился.

Верховный суд пришел к выводу, что в этом деле не все так очевидно. По смыслу ст. 15 ГК возмещение убытков в полном размере означает, что в результате такого возмещения кредитор должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом. Таким образом, расходы Иконниковой на услуги риелтора, нанятого для поиска новой квартиры, подлежали возмещению только при условии, что риелтор нашел жилье и Иконникова его купила. Однако нижестоящие суды никак не проверили это обстоятельство.

Читайте так же:  Пенсия бывших колхозов

ВС нашел и еще одно нарушение – это двойное взыскание госпошлины. Иконникова не просила взыскать две госпошлины и документов, подтверждающих уплату второй, не представляла. Суд первой инстанции не указал, на каком основании он взыскал вторую госпошлину, а апелляция его не поправила. Поэтому ВС отменил ранее вынесенные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции (№ 5-КГ17-21). Пока дело не рассмотрено.

Все юристы согласились с ВС. «Суды всегда предъявляют высокие требования к доказательствам по делам о взыскании убытков, поэтому существенная часть кредиторов не может возместить убытки или отказывается бороться уже на этапе предъявления иска в суд, не веря в перспективы реальности взыскания», – отметила директор ООО «Центр правового обслуживания» Анна Коняева. «Социальная и правовая роль института возмещения убытков состоит в том, чтобы потерпевшая сторона могла компенсировать себе за счет стороны, не исполнившей обязательств по сделке, те выгоды, на которые она могла бы рассчитывать, если бы сделка состоялась. В данном случае потерпевшая сторона рассчитывала на приобретение квартиры. Поэтому ВС справедливо поставил возмещение суммы убытков, понесённых на достижение этой цели, в зависимость от конечного результата. Это вовсе не значит, что в возмещении расходов на услуги риелтора будет отказано – напротив, если поиски новой квартиры не увенчались успехом и потребовались дополнительные расходы со стороны истца, эти расходы могут быть взысканы с ответчика по делу», – считает партнер ПБ «Олевинский, Буюкян и партнеры» Магомед Газдиев. «В указанном деле истцу необходимо было доказать, что новое помещение уже подобрано. Если это не так, истец имеет право отказаться от услуг риелтора и потребовать вознаграждение обратно», – уверен советник практики разрешения споров Lidings Александр Попелюк.

Газдиев также заметил, что ВС повторил содержание собственного пленума от 24.03.2019 № 7: «Цель самоцитирования – указать судам нижестоящих инстанций на плохо выученные уроки». Кстати, до 1 июня 2019 года суд мог отказать в удовлетворении требования истца о возмещении убытков только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. Теперь в ГК внесены изменения и размер убытков определяет сам суд.

*имена и фамилии изменены редакцией

Взыскание задатка судебная практика

Рекомендуем публикации по теме:

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 22 июля 2008 г. N 53-В08-5

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего — Кнышева В.П.
судей — Пчелинцевой Л.М. и Гетман Е.С.
рассмотрела в открытом судебном заседании от 22 июля 2008 г. гражданское дело по иску С. к П. о взыскании суммы задатка, убытков и по встречному иску П. к С. о признании сделки недействительной
по надзорной жалобе П. на решение Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 26 июля 2007 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 27 августа 2007 г.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пчелинцевой Л.М., изучив материалы дела, переданного для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А.В. от 26 июня 2008 г.,
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации,

С. обратилась в суд с иском к П. о взыскании двойной суммы задатка, возмещении убытков и компенсации морального вреда. В обоснование иска ссылалась на то, что 28 февраля 2007 г. между С. и П. было заключено соглашение о порядке заключения договора купли-продажи квартиры , принадлежащей П. на праве собственности. В пункте 2 данного соглашения указано, что настоящее соглашение в соответствии со статьей 429 Гражданского кодекса Российской Федерации имеет силу предварительного договора; стороны обязуются заключить договор купли-продажи указанной квартиры не позднее 29 марта 2007 г. 28 февраля 2007 г. между сторонами по делу было подписано также дополнительное соглашение о задатке в сумме 50000 рублей, которые были переданы С., П. Соглашением было установлено, что если сделка не состоится по вине продавца, он обязан возвратить сумму задатка в двойном размере в течение трех суток с момента нарушения условий соглашения.

В срок, установленный предварительным договором, договор купли-продажи квартиры заключен не был, П. от продажи квартиры отказалась, возвратив истице задаток в одинарном размере — 50000 рублей.

П. предъявила встречный иск к С. о признании недействительными как совершенных под влиянием заблуждения соглашения от 28 февраля 2007 г. о порядке заключения договора купли-продажи квартиры и дополнительного соглашения к нему о задатке от 28 февраля 2007 г.

Решением Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 26 июля 2007 г. иск С. удовлетворен частично. В ее пользу с П. взыскано 50000 рублей, судебные расходы в сумме 3000 рублей, возврат государственной пошлины — 1600 рублей. В остальной части иска отказано. Этим же решением суда в удовлетворении встречного иска П. отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 27 августа 2007 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В надзорной жалобе П. просит отменить решение Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 26 июля 2007 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 27 августа 2007 г., как вынесенные с нарушением норм материального права.

По результатам изучения доводов надзорной жалобы П. дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А.В. от 26 июня 2008 г. надзорная жалоба П. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции — Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив в пределах доводов надзорной жалобы законность судебных постановлений суда первой и второй инстанции в той части, в которых они обжалуется П., а также материалы дела, обсудив обоснованность доводов надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении данного дела таких нарушений судом первой и второй инстанции не допущено.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела 28 февраля 2007 г. между С. и П. было заключено в письменной форме соглашение о порядке заключения договора купли-продажи принадлежащей П. на праве собственности квартиры . В соответствии с п. 2 названного соглашения оно имело силу предварительного договора. Этим же соглашением определялись цена продаваемой квартиры, ее характеристики, порядок расчета за квартиру между покупателем и продавцом. Договор купли-продажи указанной квартиры (основной договор) стороны обязались заключить не позднее 29 марта 2007 г. При этом одним из условий его заключения являлась одновременная продажа покупателем С., принадлежащей ей на праве собственности квартиры .

Кроме того, стороны в этот же день, т.е. 28 февраля 2007 г., заключили дополнительное соглашение к предварительному договору. Пунктом 1 дополнительного соглашения предусмотрено, что покупатель С. передает продавцу П. в качестве гарантии заключения сделки задаток за продаваемую квартиру в сумме 50000 рублей.

От продажи квартиры П. в дальнейшем отказалась. Факт получения задатка в сумме 50000 рублей в судебном заседании не отрицала. Задаток в сумме 50000 рублей П. возвратила С.

Оснований для признания недействительными вышеназванных соглашений между сторонами от 28 февраля 2007 г. по мотиву их заключения П. под влиянием заблуждения судом не установлено, в связи с чем, в удовлетворении встречного иска П. было отказано.

Согласно п. 1 ст. 429 Гражданского кодекса Российской Федерации по предварительному договору стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором.

Предварительный договор заключается в форме, установленной для основного договора. Предварительный договор должен содержать условия, позволяющие установить предмет и другие существенные условия основного договора, а также срок, в который стороны обязуются заключить основной договор (п. 2 — 4 ст. 429 ГК РФ).

В соответствии с п. 1 ст. 380 ГК РФ задатком признается денежная сумма, выдаваемая одной из договаривающихся сторон в счет причитающихся с нее по договору платежей другой стороне, в доказательство заключения договора и в обеспечение его исполнения.

В силу п. 2 ст. 381 ГК РФ, если за неисполнение договора ответственна сторона, давшая задаток, он остается у другой стороны. Если за неисполнение договора ответственна сторона, получившая задаток, она обязана уплатить другой стороне двойную сумму задатка.

Удовлетворяя иск С. о взыскании с П. двойной суммы задатка, суд, руководствуясь приведенными нормами ГК и исходя из установленных по делу обстоятельств, а также условий, заключенных между сторонами предварительного договора и дополнительного соглашения к нему, пришел к выводу о том, что уплаченная истицей сумма в размере 50000 рублей является задатком, а не авансом. Таковой она названа в самом письменном дополнительном соглашении. В нем же указано, что задаток обеспечивает исполнение покупателем С. и продавцом П. их обязательств по заключению основной сделки купли-продажи квартиры, и выдан в счет оплаты стоимости квартиры.

Учитывая, что за неисполнение предварительного договора купли-продажи квартиры была ответственна сторона, получившая задаток, т.е. продавец П., суд на основании п. 2 ст. 381 ГК РФ возложил на нее обязанность уплатить покупателю С. двойную сумму задатка и соответственно взыскал с П. в пользу С. с учетом ранее возвращенной ответчицей суммы еще 50000 рублей.

Суд второй инстанции, ссылаясь на нормы ст. 429, п. 1 ст. 380 и п. 2 ст. 381 ГК РФ, признал выводы суда первой инстанции правильными и обоснованными, а решение о взыскании двойной суммы задатка за неисполнение стороной предварительного договора — законным.

Судебная коллегия также находит эти выводы и решение суда о взыскании двойной суммы задатка правильными, основанными на тех нормах материального права, которые подлежали применению к сложившимся отношениям сторон, и соответствующими установленным судом обстоятельствам дела.

Задаток является согласно ст. 329 ГК РФ одним из способов обеспечения исполнения обязательств. Основная цель задатка — предотвратить неисполнение договора. ГК РФ не исключает возможности обеспечения задатком предварительного договора (ст. 429 ГК РФ), предусматривающего определенные обязанности сторон по заключению в будущем основного договора и применения при наличии к тому оснований (уклонение стороны от заключения основного договора) обеспечительной функции задатка, установленной п. 2 ст. 381 ГК РФ: потеря задатка или его уплата в двойном размере, стороной ответственной за неисполнение договора.

Читайте так же:  Как оформить лекции в список литературы

Доводы надзорной жалобы о том, что нормы ГК РФ о задатке не могут быть применены к обязательствам, вытекающим из предварительного договора, так как договор купли-продажи квартиры сторонами заключен не был и основное обязательство денежного характера отсутствует, Судебная коллегия признает не основанными на законе.

Задатком в настоящем случае обеспечивалось возникшее из предварительного договора обязательство сторон, т.е. продавца П. и покупателя С. заключить основной договор — договор купли-продажи конкретной квартиры на согласованных условиях в определенный срок. При этом денежным являлось одно из обязательств покупателя по основному договору купли-продажи квартиры, в зачет которого и поступила бы внесенная ею сумма задатка в случае его заключения. Таким образом, задаток выполнял и платежную функцию.

С учетом изложенного Судебная коллегия признает законными судебные постановления суда первой и второй инстанции и не находит, предусмотренных ст. 387 ГПК РФ оснований, для удовлетворения надзорной жалобы.

Руководствуясь статьями 387, 388 и 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

решение Железнодорожного районного суда г. Красноярска от 26 июля 2007 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 27 августа 2007 г. оставить без изменения, надзорную жалобу П. — без удовлетворения.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 19.04.2019 N 18-КГ16-29

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

от 19 апреля 2019 г. N 18-КГ16-29

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.

судей Асташова С.В., Киселева А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Погосьяна Р.В. к Пономареву С.Ю. о взыскании задатка и процентов за пользование чужими денежными средствами, по кассационной жалобе Пономарева С.Ю. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 9 июня 2019 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., выслушав представителя Пономарева С.Ю. — Пилипенко И.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, Погосьяна Р.В., возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

Погосьян Р.В. обратился в суд с иском к Пономареву С.Ю. о взыскании задатка в сумме 100000 рублей и процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме 10771 рубль, указав в обоснование заявленных требований, что 16 сентября 2019 г. между ними был заключен предварительный договор купли-продажи квартиры по адресу: и 1/24 доли земельного участка по указанному адресу, принадлежащих Пономареву С.Ю. на праве собственности. В пункте 1.1 названного договора указано, что стороны обязуются заключить основной договор купли-продажи квартиры и доли земельного участка не позднее 16 октября 2019 г.

В тот же день также было подписано соглашение о задатке в сумме 100000 руб., который переданы Погосьяном Р.В. Пономареву С.Ю.

В срок, установленный предварительным договором, основной договор купли-продажи квартиры и доли земельного участка заключен не был.

Полагая, что переданная продавцу денежная сумма в размере 100000 руб., задатком не является и подлежит возврату покупателю, а также с Пономарева С.Ю. подлежат взысканию проценты за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, просил удовлетворить заявленные требования.

Ответчик исковые требования не признал.

Решением Геленджикского городского суда Краснодарского края от 15 апреля 2019 г. в удовлетворении исковых требований Погосьяну Р.В. отказано в полном объеме.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 9 июня 2019 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу вынесено новое решение об удовлетворении исковых требований.

В кассационной жалобе, поданной Пономаревым С.Ю. 29 декабря 2019 г., ставится вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации и отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 9 июня 2019 г.

В связи с поданной кассационной жалобой на указанное судебное постановление и сомнениями в его законности судьей Верховного Суда Российской Федерации Киселевым А.П. 10 февраля 2019 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки по доводам кассационной жалобы и определением судьи этого же судьи от 23 марта 2019 г. кассационная жалоба Пономарева С.Ю. с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания, предусмотренные законом для удовлетворения кассационной жалобы и отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 9 июня 2019 г.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении данного дела существенные нарушения норм процессуального права допущены судом апелляционной инстанции.

Судом установлено, что 16 сентября 2019 г. между Погосьяном Р.В. и Пономаревым С.Ю. был заключен предварительный договор купли-продажи принадлежащих ответчику на праве собственности квартиры по адресу: , и 1/24 доли земельного участка по указанному адресу. В тот же день стороны подписали соглашение о задатке в сумме 100000 рублей, который Погосьян Р.В. передал Пономареву С.Ю. Указанным соглашением предусмотрено, что если сделка не состоится по вине покупателя, задаток остается у продавца. В случае незаключения основного договора купли-продажи по вине продавца, он обязан возвратить сумму задатка в двойном размере (п. п. 3, 4). В установленный предварительным договором срок (16 октября 2012 г.) основной договор купли-продажи квартиры и доли земельного участка заключен не был по вине покупателя Погосьяна Р.В.

Разрешая спор и отказывая в иске, суд первой инстанции, исходя из установленных по делу обстоятельств, а также условий заключенных между сторонами предварительного договора и приложения к нему — соглашения о задатке, пришел к выводу о том, что уплаченная истцом ответчику сумма в размере 100000 рублей является задатком. Таковой она названа в самом письменном соглашении. В нем же указано, что задаток обеспечивает исполнение покупателем Погосьяном Р.В. и продавцом Пономаревым С.Ю. их обязательств по заключению основной сделки купли-продажи квартиры и доли земельного участка, и выдан в счет причитающихся платежей за квартиру и долю земельного участка. Поскольку сделка не состоялась по вине Погосьяна Р.В., то сумма задатка остается у Пономарева С.Ю.

Отменяя решение суда и удовлетворяя иск, суд апелляционной инстанции сослался на то, что к обязательствам, вытекающим из предварительного договора не могут быть применены нормы Гражданского кодекса Российской Федерации о задатке, так как договор купли-продажи квартиры и доли земельного участка сторонами заключен не был, и основное обязательство денежного характера отсутствует, поэтому уплаченная истцом ответчику сумма в размере 100000 рублей не может быть признана задатком и подлежит возврату Погосьяну Р.В.

С данными выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 380 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции действовавшей на момент возникновения правоотношений) задатком признается денежная сумма, выдаваемая одной из договаривающихся сторон в счет причитающихся с нее по договору платежей другой стороне, в доказательство заключения договора и в обеспечение его исполнения.

Согласно пункту 1 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации по предварительному договору стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором.

Предварительный договор заключается в форме, установленной для основного договора. Предварительный договор должен содержать условия, позволяющие установить предмет и другие существенные условия основного договора, а также срок, в который стороны обязуются заключить основной договор (пункты 2 — 4 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии со статьей 329 Гражданского кодекса Российской Федерации задаток является одним из способов обеспечения исполнения обязательств. Основная цель задатка — предотвратить неисполнение договора. При этом Гражданский кодекс не исключает возможности обеспечения задатком предварительного договора (статья 429), предусматривающего определенные обязанности сторон по заключению в будущем основного договора и применения при наличии к тому оснований (уклонение стороны от заключения основного договора) обеспечительной функции задатка, установленной пунктом 2 статьи 381 названного Кодекса: потеря задатка или его уплата в двойном размере стороной, ответственной за неисполнение договора.

В пункте 4 статьи 380 Гражданского кодекса Российской Федерации (в ред. Федерального закона от 8 марта 2019 г. N 42-ФЗ) законодателем предусмотрено, что по соглашению сторон задатком может быть обеспечено исполнение обязательства по заключению основного договора на условиях, предусмотренных предварительным договором (статья 429).

Судом первой инстанции установлено, что сумма 100000 рублей в данном случае обеспечивала возникшее из предварительного договора обязательство покупателя Погосьяна Р.В. перед продавцом Пономаревым С.Ю. заключить основной договор купли-продажи конкретных квартиры и доли земельного участка на согласованных условиях в определенный срок. При этом денежным являлось одно из обязательств покупателя по основному договору купли-продажи квартиры, в зачет которого и поступила бы внесенная им сумма (задаток) в случае его заключения. Таким образом, задаток выполнял и платежную функцию.

Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 данного кодекса.

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июля 2012 г. N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

Приведенные выше требования закона и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела выполнены не были.

С учетом изложенного, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что у суда апелляционной инстанции не имелось предусмотренных законом оснований для отмены решения суда первой инстанции и вынесения по делу нового решения об удовлетворении иска, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 9 июня 2019 г. нельзя признать законным и оно подлежит отмене с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 9 июня 2019 г. отменить, направить дело на новое апелляционное рассмотрение.