Информационные письма Президиума ВАС РФ

ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Президиум Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации

Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о залоге

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации обсудил Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о залоге, и в соответствии со статьей 16 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации» информирует арбитражные суды о выработанных рекомендациях.

Приложение: Обзор на 12 листах.

Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о залоге

1. В соответствии с пунктом 3 статьи 339 Гражданского кодекса Российской Федерации государственной регистрации подлежит только договор о залоге недвижимости (ипотеке).

При рассмотрении спора между коммерческим банком и акционерным обществом об обращении взыскания на заложенные в обеспечение кредитного договора автотранспортные средства ответчиком был поставлен вопрос о недействительности заключенного сторонами договора о залоге в связи с несоблюдением процедуры его государственной регистрации в установленном порядке.
Согласившись с этими доводами, арбитражный суд отказал в удовлетворении требований об обращении взыскания на предмет залога.
Как было указано в судебном решении, в соответствии со статьей 339 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 11 Закона Российской Федерации «О залоге» и постановлением Правительства Российской Федерации от 12.08.94 N 938 «О государственной регистрации автомототранспортных средств и других видов самоходной техники на территории Российской Федерации» залог автотранспортных средств подлежит обязательной регистрации в органах Государственной автомобильной инспекции МВД России.
В соответствии с Правилами регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в Государственной автомобильной инспекции, изданными МВД России во исполнение вышеназванного постановления Правительства Российской Федерации, регистрация залога транспортных средств производится по месту регистрации автомототранспортных средств с участием сторон договора или их законных представителей. Залогодателю и залогодержателю выдаются свидетельства о регистрации залога транспортных средств и делается запись в реестре регистрации залога транспортных средств.
На спорном договоре о залоге имелась запись о том, что договор о залоге зарегистрирован РЭП ГАИ, заверенная печатью данного органа. Однако должность и фамилия лица, учинившего запись, не указаны. По сообщению начальника РЭП ГАИ, данные о регистрации спорного договора у инспекции отсутствовали.
Таким образом, договор о залоге не был зарегистрирован в установленном Правилами порядке, что, по мнению суда, в соответствии со статьей 165 Гражданского кодекса Российской Федерации влекло его ничтожность.
Между тем при принятии решения по делу арбитражным судом не принято во внимание, что согласно пункту 3 статьи 339 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательной регистрации подлежат только сделки, связанные с залогом недвижимости (ипотека), к которой в соответствии с пунктом 1 статьи 130 Гражданского кодекса Российской Федерации относятся, в частности, воздушные, морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты. Иных случаев регистрации залога § 3 главы 23 Гражданского кодекса Российской Федерации не предусматривает.
Что касается ссылки суда на статью 11 и пункт 2 статьи 40 Закона Российской Федерации «О залоге», то следовало иметь в виду, что согласно статье 4 Федерального закона «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» в числе других законов и иных правовых актов, принятых до введения в действие части первой Кодекса, Закон Российской Федерации «О залоге» действует на территории Российской Федерации в части, не противоречащей общим положениям о залоге, установленным § 3 главы 23 Гражданского кодекса Российской Федерации.
При изложенных обстоятельствах решение арбитражного суда о недействительности договора о залоге автотранспортных средств в связи с несоблюдением порядка государственной регистрации являлось необоснованным и было отменено в кассационном порядке.

2. При отсутствии в договоре о залоге сведений, индивидуально определяющих заложенное имущество, договор о залоге не может считаться заключенным.

Решением арбитражного суда удовлетворены исковые требования банка о взыскании с акционерного общества суммы задолженности по кредитному договору и со ссылкой на условия заключенного сторонами договора о залоге обращено взыскание на два автомобиля.
По мнению акционерного общества, оспорившего указанное судебное решение в части обращения взыскания на принадлежащие ему транспортные средства, предметом возникших между сторонами отношений по залогу было имущество, определенное сторонами в договоре о залоге как «автомобили и иные принадлежащие заемщику транспортные средства». В ходе рассмотрения спора установлено наличие в собственности акционерного общества нескольких автомобилей.
Истец же полагал, что решение суда соответствует статье 26 Закона Российской Федерации «О залоге», согласно которой в том случае, если предметом залога является несколько вещей, залогодержатель приобретает право получить удовлетворение за счет любой из них по своему выбору.
При рассмотрении указанного спора следовало учитывать следующее.
В соответствии с пунктом 1 статьи 339 Гражданского кодекса Российской Федерации в договоре о залоге должны быть указаны предмет залога, его оценка, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом. При отсутствии соглашения сторон хотя бы по одному из названных условий договор о залоге не может считаться заключенным. Таким образом, исходя из существа залогового обязательства при определении в договоре предмета залога должна быть названа не только видовая принадлежность имущества (автомобиль), но и должны быть указаны индивидуальные характеристики предмета залога, позволяющие вычленить его из однородных вещей.
Поскольку из представленных на рассмотрение арбитражного суда документов следовало, что при определении предмета залога стороны не применили формулировку, позволяющую достоверно определить, какое конкретно имущество являлось предметом залога (индивидуализировать заложенное имущество), удовлетворение иска путем обращения взыскания на автомобили, фактически выбранные по усмотрению залогодержателя из всего имущества залогодателя, являлось необоснованным. В этом случае договор о залоге считается незаключенным.
В другом случае предметом залога выступало стационарное оборудование, расположенное по месту нахождения ремонтного участка акционерного общества (залогодателя).
Арбитражный суд признал обоснованным довод ответчика, ссылавшегося на отсутствие в договоре о залоге индивидуальных признаков заложенного имущества, позволявших вычленить его из аналогичного имущества, расположенного на ремонтном участке. Так, в соглашении сторон не содержалось описи заложенного оборудования, его наименования, заводских номеров, а также каких-либо других количественных или качественных показателей.
Как указано в судебном решении, стационарность, т.е. неизменность места расположения имущества, ставшего предметом залога, сама по себе не является достаточным признаком, позволяющим индивидуализировать спорное оборудование. В связи с этим договор о залоге нельзя признать состоявшимся.

3. Предмет залога не может быть определен как «денежные средства, находящиеся на банковском счете».

Сбербанк России обратился в арбитражный суд с иском о признании недействительным договора о залоге, заключенного с коммерческим банком в обеспечение кредитного договора, поскольку предметом залога являлось имущество, определенное в договоре как денежные средства, хранящиеся на корреспондентном счете».
Арбитражный суд в удовлетворении исковых требований отказал, ссылаясь на заключение договора о залоге в соответствии с действующим законодательством.
Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.
На состоявшиеся судебные акты принесен протест, в котором предлагалось их отменить, договор о залоге признать недействительным.
Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации протест удовлетворил по следующим основаниям.
В соответствии со статьей 334 Гражданского кодекса Российской Федерации в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества.
При этом согласно статьям 349 и 350 Кодекса удовлетворение требований осуществляется путем продажи заложенного имущества с публичных торгов с направлением вырученной суммы в погашение долга.
Таким образом, одним из существенных признаков договора о залоге имущества является возможность реализации предмета залога.
Исходя из природы «безналичных денег», они не могут быть переданы в залог по правилам, регулирующим залог вещей.

4. По договору о залоге, заключенному на основании пункта 6 статьи 340 Гражданского кодекса Российской Федерации, право залога возникает у залогодержателя с момента приобретения залогодателем соответствующего имущества.

Коммерческий банк обратился в арбитражный суд с иском к индивидуальному частному предприятию об обращении взыскания на заложенное имущество в счет погашения задолженности ответчика по кредитному договору.
Как было установлено судом, предметом договора о залоге являлся кирпич силикатный, подлежащий передаче залогодателю в соответствии с договором поставки, заключенным им с конкретным поставщиком. К моменту заключения договора о залоге обязательства поставщиком исполнены не были.
Возражая против иска, предприятие указало на то обстоятельство, что к моменту заключения договора о залоге спорное имущество не находилось в его собственности и, следовательно, договор о залоге является недействительным.
Арбитражный суд удовлетворил исковые требования со ссылкой на пункт 6 статьи 340 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому договором о залоге может быть предусмотрен залог вещей, которые залогодатель приобретет в будущем.
Кассационная инстанция, правомерно отменив решение суда первой инстанции об обращении взыскания на предмет залога, указала, что по договору о залоге, заключенному на основании пункта 6 статьи 340 Кодекса, право залога возникает у залогодержателя только с момента приобретения залогодателем соответствующего имущества.
Кроме того, в постановлении кассационной инстанции обращено внимание сторон на отсутствие в договоре о залоге условий, регламентирующих порядок и способ отграничения кирпича, являвшегося предметом залога, в случае его поступления в адрес залогодателя.

5. При обращении взыскания на предмет залога в судебном порядке в решении суда должна указываться начальная продажная цена заложенного имущества.

Сбербанк России предъявил иск к индивидуальному частному предприятию об обращении взыскания на заложенное оборудование в счет погашения задолженности предприятия по кредитному договору.
Установив обоснованность иска и учитывая, что предметом договора о залоге выступало имущество, стоимость которого значительно превышала размер предъявленных залогодержателем требований, арбитражный суд указал в решении, что взыскание производится за счет заложенного имущества в пределах установленной судом суммы долга.
При изложении резолютивной части решения судом не учтены требования пункта 3 статьи 350 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому в решении суда об обращении взыскания на предмет залога должна быть определена начальная продажная цена заложенного имущества.
В подобных случаях арбитражным судам необходимо учитывать, что нарушение требований пункта 3 статьи 350 Кодекса может привести к существенному ущемлению имущественных прав залогодателя в процессе последующей реализации принадлежащего ему имущества.

6. При наличии спора между залогодателем и залогодержателем начальная продажная цена заложенного имущества устанавливается судом исходя из рыночной цены этого имущества.

Коммерческий банк обратился в арбитражный суд с иском к товариществу с ограниченной ответственностью об обращении в судебном порядке взыскания на заложенное недвижимое имущество в счет исполнения обязательств ответчика по кредитному договору. По существу заявленных требований товарищество не возражало.
Как было установлено судом, при определении цены объекта недвижимости в договоре о залоге стороны исходили из его балансовой стоимости согласно справке БТИ, полученной по запросу заемщика в период установления с банком договорных отношений по кредиту и залогу.
Учитывая значительный промежуток времени, прошедший с момента получения указанной справки, а также фактическое удорожание заложенного имущества, ответчик ходатайствовал об установлении в решении суда начальной продажной цены реализации заложенного здания в соответствии с заключением областной лаборатории судебной экспертизы. Последним, в частности, констатировано, что рыночная стоимость имущества, являвшегося предметом залога, возросла по сравнению с оценкой, ранее данной сторонами в договоре о залоге.
По мнению истца, возражавшего по существу указанного ходатайства, установление в решении суда начальной продажной цены заложенного имущества, отличной от его оценки в договоре о залоге, без согласия залогодержателя не допускается.
При принятии решения по делу арбитражный суд исходил из следующего.
В соответствии с пунктом 3 статьи 350 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях обращения взыскания на предмет залога в судебном порядке арбитражный суд устанавливает начальную продажную цену заложенного имущества, подлежащего реализации на публичных торгах. В этой связи довод залогодержателя о якобы имеющей место попытке залогодателя односторонне изменить условия договора о залоге в части оценки предмета залога не соответствует действительности.
Согласно требованиям статьи 53 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (ст. 65 АПК РФ 2002 г.)(*) каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается в обоснование своих требований. Кроме того, решение суда в части указания начальной продажной цены заложенного имущества должно быть документально обосновано.
Таким образом, с учетом того, что в ходе рассмотрения указанного спора залогодержателем не доказана обоснованность своей позиции, а залогодателем, напротив, представлены конкретные документы, свидетельствующие об изменении стоимости имущества, являющегося предметом залога, арбитражный суд обоснованно удовлетворил ходатайство ответчика об установлении начальной продажной цены подлежащего реализации объекта недвижимости в соответствии с представленным заключением экспертизы.
При принятии решения об обращении взыскания на предмет залога арбитражные суды должны учитывать то обстоятельство, что указание в решении суда начальной продажной цены заложенного имущества, существенно отличающейся от его рыночной стоимости на момент реализации, может впоследствии привести к нарушению прав кредитора или должника в ходе осуществления исполнительного производства.
Поэтому, если при рассмотрении указанных споров по инициативе любой из заинтересованных сторон будут представлены доказательства, свидетельствующие о том, что рыночная стоимость имущества, являющегося предметом залога, существенно отличается от его оценки, произведенной сторонами в договоре о залоге, арбитражный суд может предложить лицам, участвующим в деле, принять согласованное решение или определить начальную продажную цену такого имущества в соответствии с представленными доказательствами независимо от его оценки сторонами в договоре о залоге.

7. Требование кредитора к залогодателю, не являющемуся должником по основному договору, ограничивается суммой, вырученной от реализации предмета залога.

Коммерческий банк обратился в арбитражный суд с иском к индивидуальному частному предприятию и обществу с ограниченной ответственностью о взыскании 8 млрд. рублей задолженности по кредитному договору и обращении взыскания на заложенное имущество.
Как следовало из материалов дела, кредит в сумме 1,5 млрд. рублей был выдан индивидуальному частному предприятию, а залогодателем выступило общество, предоставив в качестве предмета залога речное судно, оцененное сторонами по договору в 2 млрд. рублей.
Арбитражный суд удовлетворил требования истца полностью за счет залогодателя, указав в резолютивной части решения: обратить взыскание на имущество общества с ограниченной ответственностью, стоимость которого составляет в сумме 8 млрд. рублей.
Отменяя данное решение, кассационная инстанция указала, что характер обязательства лица, предоставившего кредитору обеспечение на случай неисполнительности должника, обусловлен характером избранного способа обеспечения.
В частности, сущность залога как способа обеспечения исполнения основного обязательства состоит в праве кредитора (залогодержателя) потребовать реализации предмета залога и передачи ему вырученных по такой реализации денежных средств в размере, не превышающем суммы задолженности по обеспеченному обязательству.
При недостаточности вырученных средств для покрытия требований кредитора (залогодержателя) последний имеет право, при отсутствии иного указания в законе или договоре, получить недостающую сумму из прочего имущества должника (п. 5 ст. 350 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Таким образом, при рассмотрении данного спора необходимо было исходить из следующего. Поскольку залогодателем выступило третье лицо, не являющееся должником по основному договору, его обязательства перед залогодержателем не могли превышать сумму, вырученную от реализации заложенного имущества.
В связи с этим в резолютивной части постановления кассационной инстанции указано о взыскании с индивидуального частного предприятия 8 млрд. рублей задолженности и обращении взыскания на заложенное имущество, принадлежащее обществу, в счет погашения этой задолженности.

Председатель
Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации обсудил Обзор практики применения арбитражными судами статьи 414 Гражданского кодекса Российской Федерации и в соответствии со статьей 16 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации» информирует арбитражные суды о выработанных рекомендациях.

Обзор практики применения арбитражными судами статьи 414 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Соглашение сторон, изменяющее сроки и порядок расчетов по кредитному договору, не означает изменения способа исполнения обязательства, поэтому не является новацией.
Акционерный банк (далее — банк) обратился в арбитражный суд с иском к производственному кооперативу (далее — кооператив) о взыскании задолженности по кредитному договору и неустойки за просрочку платежа.
Как следовало из материалов дела, банк и кооператив заключили кредитный договор, в соответствии с которым последний обязался через год возвратить банку полученный кредит, ежеквартально выплачивать проценты за пользование кредитом и уплатить неустойку в случае несвоевременного возврата суммы кредита.
В период действия кредитного договора кооператив несвоевременно уплачивал проценты за пользование кредитом, в течение последнего квартала не уплатил их вообще, по окончании года сумму кредита не возвратил. В связи с этим стороны заключили соглашение о порядке погашения задолженности, в соответствии с которым срок возврата кредита и уплаты процентов за пользование им был продлен. Соглашением также было предусмотрено поэтапное погашение кооперативом банку задолженности в оговоренные сроки, но не позднее трех месяцев со дня заключения соглашения.
Поскольку кооператив не исполнил своих обязательств в срок, установленный в названном соглашении, банк обратился в суд с иском.
В своих возражениях на иск ответчик полагал, что банк и кооператив, установив в соглашении о порядке погашения долга новые сроки погашения долга, новый порядок исполнения обязательства, изменили способ исполнения обязательства, поэтому данное соглашение согласно статье 414 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ, Кодекс), по существу, является новацией. Следовательно, предъявление требования, основанного на прекратившихся новацией кредитных обязательствах, является неправомерным.
Истец не согласился с мнением ответчика и указал, что в данном случае замены первоначального обязательства новым не происходит. В соглашении о порядке погашения долга не содержится указаний на то, что этим соглашением прекращаются какие-либо обязанности заемщика. Кроме того, соглашение не содержит условий об изменении способа исполнения обязательства заемщика — он остался прежним (уплата кредитору денежных средств); изменение же сроков и порядка погашения задолженности не является изменением способа исполнения обязательства. Согласно пункту 1 статьи 450, пункту 1 статьи 453 ГК РФ соглашение о порядке погашения долга представляет собой изменение кредитного договора, поэтому обязательства, возникшие из кредитного договора, сохранились.
Суд первой инстанции признал доводы истца состоятельными и иск удовлетворил, сочтя, что соглашение сторон, изменяющее сроки и порядок расчетов, не означает изменения способа исполнения обязательства, поэтому не является новацией.
Суд кассационной инстанции решение суда оставил без изменения.

2. Обязательство прекращается новацией тогда, когда воля сторон определенно направлена на замену существовавшего между ними первоначального обязательства другим обязательством.
Муниципальное унитарное предприятие (далее — предприятие) обратилось в арбитражный суд с иском к акционерному обществу и обществу с ограниченной ответственностью о взыскании сумм основного долга и процентов за пользование чужими денежными средствами.
Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска.
Суд апелляционной инстанции отменил решение суда, иск удовлетворил по таким основаниям.
Как следовало из материалов дела, между предприятием и акционерным обществом заключен договор теплоснабжения, по которому первое надлежащим образом исполнило свои обязанности, однако второе не оплатило полученную тепловую энергию. Договором поручительства, заключенным между предприятием и обществом с ограниченной ответственностью, предусмотрена ответственность поручителя за исполнение акционерным обществом (должником) обязательства по оплате тепловой энергии и уплате процентов за пользование чужими денежными средствами.
Суд первой инстанции, отказывая предприятию в иске к должнику и поручителю, указал, что ответчиками в суд представлена переписка предприятия и акционерного общества, из которой можно сделать вывод, что последнее обязалось поставить первому молочную продукцию и истец согласился на это. Данная переписка велась после заключения договора теплоснабжения.
В соответствии со статьей 414 ГК РФ обязательство прекращается соглашением сторон о замене первоначального обязательства, существовавшего между ними, другим обязательством между теми же лицами, предусматривающим иной предмет или способ исполнения (новация).
Таким образом, по мнению суда первой инстанции, первоначальное обязательство акционерного общества оплатить полученную тепловую энергию прекращено новацией, а именно обязательством поставить молочную продукцию.
В силу пункта 3 статьи 414 ГК РФ новация прекращает дополнительные обязательства, связанные с первоначальным, если иное не предусмотрено соглашением сторон. Между тем в материалах дела отсутствует согласие поручителя на сохранение в связи с заключением соглашения о новации обязательств, возникших из договора поручительства.
Следовательно, в данном случае новацией прекращено и обязательство поручителя акционерного общества.
По мнению суда апелляционной инстанции, выводы суда первой инстанции являются необоснованными по следующим основаниям.
Существо новации заключается в замене первоначального обязательства, существовавшего между сторонами ранее, другим обязательством с одновременным прекращением первоначального обязательства. Новация происходит только тогда, когда действия сторон направлены к тому, чтобы обязательство было новировано. Намерение же произвести новацию не предполагается. Если стороны намерены совершить новацию, то они должны это определенно выразить.
Из соглашения должно определенно следовать, что стороны имели в виду замену первоначального обязательства другим обязательством, что влечет для них некоторые правовые последствия, в частности невозможность требовать исполнения первоначального обязательства. Соглашение, достигнутое между предприятием и акционерным обществом в процессе переписки, такого условия не содержит.
Анализ представленных суду документов позволяет сделать вывод о том, что акционерное общество и предприятие заключили договор купли-продажи молочной продукции, который по своей природе является самостоятельной сделкой и не прекращает обязательств сторон по договору теплоснабжения.

3. Для прекращения обязательства новацией требуется согласование сторонами существенных условий обязательства, которым стороны предусмотрели прекращение первоначального обязательства.
Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью о взыскании долга по договору займа. В качестве третьего лица на стороне ответчика привлечен индивидуальный предприниматель (далее — предприниматель).
Как следовало из материалов дела, между истцом и предпринимателем заключен договор займа. Обязательства заемщика по возврату займа и уплате процентов за пользование им были обеспечены поручительством ответчика. В связи с неисполнением предпринимателем обязанностей по договору займа заимодавец обратился в суд с иском к поручителю.
Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска, поскольку после получения предпринимателем суммы займа между ним и истцом было заключено соглашение о замене заемного обязательства на обязательство предпринимателя поставить истцу товары. Согласно же пункту 3 статьи 414 ГК РФ новация прекращает дополнительные обязательства, связанные с первоначальным, поэтому с момента заключения соглашения о новации обязательства поручителя по договору займа прекратились.
Суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции и направил дело на новое рассмотрение по следующим основаниям.
Заключив соглашение о новации, стороны предусмотрели возникновение нового обязательства предпринимателя, а именно обязательства по поставке товара. Последнее является обязанностью продавца по договору купли-продажи, поэтому соглашение о новации должно соответствовать требованиям, предъявляемым к договору купли-продажи.
Согласно статье 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.
В силу положений статей 455 и 465 ГК РФ условия о наименовании и количестве товара являются существенными условиями договора купли-продажи.
Вместе с тем толкование в порядке статьи 431 ГК РФ условий соглашения о новации показало, что оно не содержит ни конкретного наименования, ни количества товара, подлежащего поставке. При таких обстоятельствах можно сделать вывод, что данное соглашение является незаключенным.
Новация только тогда прекращает обязательство, когда соглашение о замене первоначального обязательства новым обязательством соответствует всем требованиям закона, то есть заключено в определенной законом форме, между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям устанавливаемого сторонами обязательства и сделка является действительной.
Поскольку суд первой инстанции не исследовал всех обстоятельств спора, имеющих существенное значение для правильного его разрешения, дело было направлено на новое рассмотрение.

4. Если иное не предусмотрено соглашением сторон, с момента заключения соглашения о новации обязанность уплатить за предшествовавший заключению указанного соглашения период неустойку, начисленную в связи с просрочкой исполнения должником первоначального обязательства, прекращается.
Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к акционерному обществу о взыскании за период, предшествовавший заключению соглашения о новации, договорной неустойки за просрочку платежа.
Как следовало из материалов дела, между истцом (поставщиком) и ответчиком (покупателем) заключен договор поставки.
В связи с неисполнением ответчиком своих обязанностей по договору поставки спустя месяц после наступления срока исполнения обязательства стороны заключили соглашение о новации, в соответствии с которым обязательство покупателя было заменено заемным обязательством. Истец обратился с иском о взыскании неустойки, установленной договором поставки. Неустойка исчислена с даты начала просрочки до даты заключения соглашения о новации.
Суд в удовлетворении иска отказал по следующим основаниям.
Исходя из статьи 414 ГК РФ соглашение о новации преследует цель прекратить существующее между его сторонами обязательство. Поэтому прекращение обязательства означает, что первоначальная юридическая связь между сторонами, выраженная в конкретном обязательстве, утрачивается.
До момента заключения соглашения о новации ответчик обязан был оплатить поставленную продукцию на условиях договора поставки и нести ответственность в случае неисполнения данного обязательства (в том числе и в виде уплаты установленной договором неустойки).
С момента заключения соглашения о новации стороны по обоюдному согласию заменили долг по оплате полученной продукции заемным обязательством, в результате чего у ответчика отпала обязанность по оплате продукции, уплате неустойки, предусмотренной договором поставки, и возникло новое обязательство по возврату займа.
Следовательно, замена долга по оплате продукции на заемное обязательство не позволяет после заключения соглашения о новации применять ответственность за несвоевременное осуществление платежей по договору поставки.
Вместе с тем суд указал, что, учитывая закрепленную статьей 421 ГК РФ свободу договора, стороны в соглашении о новации могли предусмотреть сохранение обязательства по уплате начисленной неустойки. Однако поскольку соглашение о новации не содержало такого условия, в иске было отказано.

5. Из статьи 414 ГК РФ следует, что обязательство по уплате неустойки может быть новировано в заемное обязательство.
Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью о взыскании неустойки за нарушение обязательств по договору.
Как следовало из материалов дела, между сторонами заключен договор купли-продажи. В связи с неисполнением ответчиком (покупателем) обязательства по оплате полученного по договору купли-продажи товара истцом (продавцом) начислена договорная неустойка. В последующем обязательство ответчика по уплате неустойки было по соглашению сторон прекращено путем новации в заемное обязательство. Полагая, что новация не состоялась, истец обратился в суд с указанным требованием.
Решением суда первой инстанции иск удовлетворен, так как на неустойку, которая не является обязательством в смысле статьи 307 Кодекса, не распространяются правила о новации. Стороны лишь могут в соответствии с пунктом 3 статьи 414 ГК РФ предусмотреть прекращение или непрекращение обязанности по уплате неустойки в связи с новацией первоначального обязательства. Таким образом, новация обязательства по уплате неустойки невозможна и в силу статей 168, 414 Кодекса указанное соглашение является ничтожным.
Суд кассационной инстанции решение суда первой инстанции отменил, в иске отказал по следующим основаниям.
Обязательство по уплате неустойки представляет собой денежное обязательство, возникшее в связи с неисполнением обязательства по оплате полученного товара. В соответствии со статьей 818 Кодекса по соглашению сторон долг, возникший из купли-продажи, аренды имущества или иного основания, может быть заменен заемным обязательством. В качестве иного основания, по мнению суда, может выступать факт неисполнения обязательства.
Кроме того, согласно пункту 2 статьи 1 ГК РФ граждане и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.
Статья 414 Кодекса не устанавливает запрета на новацию обязательства по уплате неустойки, поэтому в иске должно быть отказано.

6. Условие соглашения о новации, которым предусмотрено сохранение связанных с первоначальным обязательством дополнительных обязательств залогодателя, не являющегося должником, ничтожно.
Акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью об обращении взыскания на заложенное имущество ответчика. В качестве третьего лица на стороне ответчика привлечен индивидуальный предприниматель (далее — предприниматель). Решением суда по другому делу взыскана задолженность предпринимателя, однако данный судебный акт исполнен не был.
Как следовало из материалов дела, между истцом и предпринимателем заключен договор купли-продажи. Обязательство предпринимателя по оплате товара было обеспечено залогом имущества в соответствии с договором залога, заключенным между истцом и обществом с ограниченной ответственностью (ответчиком).
После заключения договора купли-продажи и исполнения истцом своей обязанности по передаче товара между истцом и предпринимателем было заключено соглашение о новации, которым обязанность предпринимателя по оплате товара согласно положениям статьи 818 ГК РФ заменена заемным обязательством.
В связи с неисполнением предпринимателем своих обязательств по уплате суммы займа и процентов за пользование займом акционерное общество обратилось в суд с иском к ответчику-залогодателю. Истец в обоснование требования указал: в соглашении о новации стороны предусмотрели, что все дополнительные обязательства, связанные с первоначальным, не прекращаются и сохраняют свою силу (пункт 3 статьи 414 ГК РФ).
В отзыве на иск ответчик сослался на подпункт 1 пункта 1 статьи 352 Кодекса, в соответствии с которым залог прекращается с прекращением обеспеченного залогом обязательства. По мнению залогодателя, к возникшим отношениям должны применяться нормы этой статьи, а не норма пункта 3 статьи 414 ГК РФ.
Суд первой инстанции применил пункт 3 статьи 414 Кодекса и удовлетворил требования истца в полном объеме.
Суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции и отказал истцу в иске по следующим основаниям.
Согласно пункту 3 статьи 414 ГК РФ новация прекращает дополнительные обязательства, связанные с первоначальным, если иное не предусмотрено соглашением сторон. Данная норма является специальной по отношению к норме подпункта 1 пункта 1 статьи 352 Кодекса, и именно ее необходимо применять при разрешении спора. Однако при ее толковании необходимо иметь в виду, что в случае заключения соглашения о замене первоначального обязательства другим обязательством стороны могут предусмотреть сохранение в силе дополнительных обязательств, связанных с первоначальным, но только тех, которые существовали между ними.
Залог имущества ответчика обеспечивал исполнение первоначального обязательства предпринимателя. Из договора залога возникли права и обязанности у истца и ответчика. Заключая соглашение о новации, которым обязанность предпринимателя по оплате товара была заменена заемным обязательством, стороны не могли сохранить залоговые отношения, не существовавшие между ними. Иной вывод противоречил бы пункту 3 статьи 308 Кодекса, в соответствии с которым обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон.
Поэтому условие соглашения о новации, которым предусмотрено сохранение связанных с первоначальным обязательством дополнительных обязательств залогодателя, не являющегося должником, ничтожно и исковое требование не подлежит удовлетворению.

7. Соглашение о новации между взыскателем и должником, совершенное на стадии исполнительного производства, но не утвержденное судом в качестве мирового соглашения, является незаключенным.
Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к открытому акционерному обществу об обязании ответчика исполнить обязательство в натуре путем отгрузки станка.
В обоснование иска истец сослался на соглашение, заключенное сторонами во исполнение решения арбитражного суда по другому делу между этими же лицами.
Решением суда первой инстанции в иске отказано.
Как следовало из материалов дела, арбитражный суд решением по другому делу между этими же лицами взыскал с ответчика в пользу истца задолженность, возникшую вследствие неисполнения первым денежного обязательства. Взыскателю выдан исполнительный лист, возбуждено исполнительное производство.
В дальнейшем стороны подписали соглашение о новации, в соответствии с которым указанное денежное обязательство новировалось в обязательство по отгрузке станка в определенный сторонами срок.
Считая, что на основании упомянутого соглашения в силу статьи 414 ГК РФ первоначальное денежное обязательство прекратилось и возникло новое обязательство по поставке станка (новация), которое ответчик добровольно исполнять не желает, истец обратился в суд с иском.
Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции подчеркнул, что соглашение о новации сторонами заключено на стадии исполнительного производства, однако исполнение судебного решения подобным образом не предусмотрено процессуальным законодательством.
Вопросы принудительного исполнения судебных актов регулируются нормами Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) и Федерального закона «Об исполнительном производстве». В процессе исполнительного производства возможно заключение мирового соглашения (статья 23 Федерального закона «Об исполнительном производстве»), которое является основанием для прекращения судом исполнительного производства. Из статьи 324 АПК РФ следует, что способ и порядок исполнения судебного акта могут быть изменены только судом. Поэтому в данном случае соглашение о новации могло иметь силу только в случае утверждения его судом в качестве мирового соглашения.
Суд кассационной инстанции решение суда первой инстанции оставил без изменения.

Остаток по ней предложено не взыскивать после продажи квартиры

ЦБ предложил кредиторам не взыскивать с граждан, уже лишившихся заложенного жилья, остаток долга с неисполнением обязательств по ипотечному кредиту. Правозащитники отмечают, что данные меры прописаны в законодательстве, и поэтому действия кредиторов незаконны.

Банк России опубликовал информационное письмо, в котором предложил кредиторам рассмотреть возможность прекратить взыскание оставшейся задолженности с граждан, уже лишившихся заложенного жилья из-за неисполнения обязательств по ипотечному кредиту или займу. Остаток задолженности после реализации заложенной недвижимости на торгах либо ее перехода к кредитору после несостоявшихся торгов может образоваться в том случае, если цена квартиры или дома не покрывает всего долга по ипотеке.

В июле 2019 года в силу вступили поправки, позволяющие не требовать с должника выплаты остатка долга, в том числе и после продажи залога, если кредитор получал выплату от страховой компании по программам страхования ответственности заемщика либо страхования финансовых рисков кредитора. Однако если такое страхование по ипотечному кредиту или займу отсутствует, страховой выплаты не происходит, и у гражданина остается обязанность выплачивать остаток долга. «Несоблюдение кредиторами перечисленных положений закона, как представляется, нарушает права и охраняемые законом интересы заемщиков — физических лиц, приводит к необоснованному увеличению долговой нагрузки и объема просроченных обязательств заемщиков — физических лиц»,— указывается в материалах регулятора.

В связи с этим ЦБ рекомендует кредиторам проанализировать имеющиеся на балансе обязательства заемщиков, и при выявлении нарушения законодательства прекратить взыскание задолженности по соответствующим потребительским кредитам (займа), обеспеченным ипотекой, рассмотреть возможность возврата заемщикам уже взысканных денежных средств, исправить кредитные истории физлиц, направив соответствующие сведения в бюро кредитных историй.

Как Владимир Путин вернулся к вопросу кредитования граждан для покупки жилья

По мнению правозащитников, необходимо обеспечить со стороны поведенческого надзора за деятельностью кредиторов соблюдение этих норм закона. «Проблему с взысканием долгов после реализации залога мы фиксировали и раньше,— говорит руководитель проекта ОНФ »За права заемщиков» Евгения Лазарева.— Следует понимать, что это информационное письмо, и оно никак не усиливает существующую в законе »Об ипотеке» норму, согласно которой обязательства заемщика по залоговому кредиту прекращаются после реализации предмета залога или после того, как кредитор удержал объект недвижимости». Поэтому все попытки, о которых в своем письме говорит Банк России, взыскать с гражданина остаток долга после реализации или удержания предмета залога — незаконны, полагает она.

«Сумма долга по кредиту на 80% покрывается стоимостью жилья даже при перепродаже данного имущества кредитором,— указывает главный аналитик »БКС Премьер» Антон Покатович.— А с учетом того факта, что уровень просрочки по ипотеке в России остается весьма низким, полагаем, что данные объемы ипотечных »хвостов» не столь велики».

Обеспечительные сделки в банковском кредитовании

В банковском кредитовании наиболее распространенными способами обеспечения возврата выданного кредита являются залог, поручительство и банковская гарантия.

Правовой режим залога установлен общими нормами § 3 гл. 23 ГК, а также Законом РФ от 29.05.1992 № 2872-1 «О залоге» (далее – Закон о залоге) и Федеральным законом от 16.07.1998 № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (далее – Закон об ипотеке).

Залог – способ обеспечения обязательства, при котором кредитор-залогодержатель приобретает право в случае неисполнения должником обязательства получить удовлетворение за счет заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами залогодателя за изъятиями, предусмотренными законом. Так, в соответствии с п. 4 ст. 50.36 Закона о банкротстве кредитных организаций требования кредиторов но обязательствам, обеспеченным залогом имущества кредитной организации, удовлетворяются за счет стоимости предмета залога преимущественно перед иными кредиторами, за исключением обязательств перед кредиторами первой и второй очереди. Согласно п. 7.1 ст. 16 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» требования конкурсных кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, учитываются в реестре требований кредиторов в составе требований кредиторов третьей очереди [1] .

Предметом залога может быть всякое имущество, в том числе вещи, ценные бумаги и имущественные права (требования), за исключением имущества, изъятого из оборота, требований, неразрывно связанных с личностью кредитора, в частности требований об алиментах, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и иных прав, уступка которых другому лицу запрещена законом [2] .

Залог может устанавливаться также в отношении требований, которые возникнут в будущем, либо имущества, которое может быть приобретено залогодателем в будущем. В последнем случае право залога возникает у залогодержателя с момента приобретения залогодателем соответствующего имущества (п. 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 15.01.1998 № 26 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о залоге»).

Залогодателем может быть как сам должник по кредитному договору, так и третье лицо.

Залогодателем вещи может быть ее собственник либо лицо, имеющее на нее право хозяйственного ведения. В последнем случае лицо вправе заложить вещь без согласия собственника в случаях, предусмотренных п. 2 ст. 295 ГК.

Залогодателем права может быть лицо, которому принадлежит закладываемое право. Залог права аренды или иного права на чужую вещь не допускается без согласия ее собственника или лица, имеющего на нее право хозяйственного ведения, если законом или договором запрещено отчуждение этого права без согласия указанных лиц.

Согласно ст. 337 ГК, если иное не предусмотрено договором, залог обеспечивает требование в том объеме, какой оно имеет к моменту удовлетворения, в частности, проценты, неустойку, возмещение убытков, причиненных просрочкой исполнения, а также возмещение необходимых расходов залогодержателя на содержание заноженной вещи и расходов по взысканию.

Выделяют две формы залога: а) с оставлением имущества у залогодателя и б) с передачей заложенного имущества залогодержателю (заклад). Заложенное имущество остается у залогодателя, если иное не предусмотрено договором. Имущество, на которое установлена ипотека, а также заложенные товары в обороте ни при каких условиях не передаются залогодержателю.

Предмет залога, переданный залогодателем на время во владение или пользование третьему лицу, считается оставленным у залогодателя.

При залоге имущественного права, удостоверенного ценной бумагой, она передается залогодержателю либо в депозит нотариуса, если договором не предусмотрено иное.

Статьей 339 ГК предъявляются следующие требования к договору о залоге. В договоре о залоге должны быть указаны предмет залога и его оценка, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом. При отсутствии соглашения сторон хотя бы по одному из названных условий договор о залоге не может считаться заключенным. Таким образом, исходя из существа залогового обязательства при определении в договоре предмета залога должна быть названа не только видовая принадлежность имущества (например, автомобиль и иные принадлежащие заемщику транспортные средства), но и должны быть указаны индивидуальные характеристики предмета залога, позволяющие вычленить его из однородных вещей [3] (например, путем составления описи заложенного оборудования с указанием наименования, заводских номеров, а также каких-либо других количественных или качественных показателей) (п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 15.01.1998 № 26).

В договоре о залоге должно также содержаться указание на то, у какой из сторон находится заложенное имущество.

По общему правилу договор о залоге должен быть заключен в письменной форме. Однако договор о залоге движимого имущества или прав на имущество в обеспечение обязательств по договору, который должен быть нотариально удостоверен, подлежит нотариальному удостоверению. Договор об ипотеке должен быть зарегистрирован в порядке, установленном ст. 29 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним». Несоблюдение названых правил влечет недействительность договора о залоге.

Согласно ст. 342 ГК если имущество, находящееся в залоге, становится предметом еще одного залога в обеспечение других требований (последующий залог), требования последующего залогодержателя удовлетворяются из стоимости этого имущества после требований предшествующих залогодержателей. Последующий залог допускается, если он не запрещен предшествующими договорами о залоге.

Залогодатель несет риск случайной гибели или случайного повреждения заложенного имущества, если иное не предусмотрено договором о залоге.

Залогодержатель отвечает за полную или частичную утрату или повреждение переданного ему предмета залога, если не докажет, что может быть освобожден от ответственности в соответствии со ст. 401 ГК. Он отвечает за утрату предмета залога в размере его действительной стоимости, а за его повреждение – в размере суммы, на которую эта стоимость понизилась, независимо от суммы, в которую был оценен предмет залога при передаче его залогодержателю.

В соответствии со ст. 346 ГК, если иное не предусмотрено договором и не вытекает из существа залога, залогодатель вправе пользоваться предметом залога в соответствии с его назначением, в том числе извлекать из него плоды и доходы. Если иное не предусмотрено законом или договором и не вытекает из существа залога, залогодатель вправе отчуждать предмет залога, передавать его в аренду или безвозмездное пользование другому лицу либо иным образом распоряжаться им только с согласия залогодержателя. Соглашение, ограничивающее право залогодателя завещать заложенное имущество, ничтожно.

Согласно ст. 353 ГК в случае перехода права собственности на заложенное имущество либо права хозяйственного ведения или оперативного управления им от залогодателя к другому лицу в результате возмездного или безвозмездного отчуждения этого имущества (за исключением случаев реализации этого имущества в целях удовлетворения требований залогодержателя) либо в порядке универсального правопреемства право залога сохраняет силу [4] . Если имущество залогодателя, являющееся предметом залога, перешло в порядке правопреемства к нескольким лицам, каждый из правопреемников (приобретателей имущества) несет вытекающие из залога последствия неисполнения обеспеченного залогом обязательства соразмерно перешедшей к нему части указанного имущества. Однако если предмет залога неделим или по иным основаниям остается в общей собственности правопреемников, они становятся солидарными залогодателями.

Залогодержатель вправе пользоваться переданным ему предметом залога лишь в случаях, предусмотренных договором, регулярно представляя залогодателю отчет о пользовании. По договору на залогодержателя может быть возложена обязанность извлекать из предмета залога плоды и доходы в целях погашения основного обязательства или в интересах залогодателя.

Взыскание на заложенное имущество для удовлетворения требований кредитора-залогодержателя может быть обращено в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обеспеченного залогом обязательства по обстоятельствам, за которые он отвечает. В обращении взыскания на заложенное имущество может быть отказано, если допущенное должником нарушение обеспеченного залогом обязательства крайне незначительно и размер требований залогодержателя вследствие этого явно несоразмерен стоимости заложенного имущества. Если не доказано иное, предполагается, что нарушение обеспеченного залогом обязательства крайне незначительно и размер требований залогодержателя явно несоразмерен стоимости заложенного имущества при условии, что одновременно соблюдены следующие условия:

  • а) сумма неисполненного обязательства составляет менее 5% от размера оценки предмета залога по договору о залоге;
  • б) период просрочки исполнения обязательства, обеспеченного залогом, составляет менее трех месяцев.
  • Если договором о залоге не предусмотрено иное, обращение взыскания на имущество, заложенное для обеспечения обязательства, исполняемого периодическими платежами (что особенно актуально для потребительского кредита), допускается при систематическом нарушении сроков их внесения, т.е. при нарушении сроков внесения платежей более чем три раза в течение 12 месяцев, даже при условии, что каждая просрочка незначительна.

    Согласно ст. 349 ГК требования кредитора-залогодержателя удовлетворяются из стоимости заложенного имущества по решению суда. Удовлетворение требования залогодержателя за счет заложенного имущества без обращения в суд допускается, если иное не предусмотрено законом, на основании соглашения залогодателя с залогодержателем. Удовлетворение требования залогодержателя за счет заложенного недвижимого имущества без обращения в суд осуществляется в порядке, установленном ст. 55 Закона об ипотеке.

    Соглашение об обращении взыскания на заложенное имущество во внесудебном порядке может быть заключено в любое время. Оно также может быть включено в договор о залоге. Если залогодателем является физическое лицо, соглашение заключается при условии наличия нотариально удостоверенного согласия залогодателя на внесудебный порядок обращения взыскания на заложенное движимое имущество. Если договор о залоге подлежит государственной регистрации, то и соглашение залогодателя с залогодержателем о внесудебном порядке обращения взыскания на заложенное имущество также подлежит государственной регистрации, поскольку является неотъемлемой частью договора о залоге и изменяет содержание и условия обременения имущества, возникающего на основании договора о залоге (п. 2 ст. 23 Закона об ипотеке).

    В случае неисполнения залогодателем соглашения об обращении взыскания на заложенное имущество во внесудебном порядке обращение взыскания на такое имущество во внесудебном порядке допускается, если иное не предусмотрено законом, на основании исполнительной надписи нотариуса в порядке, предусмотренном ст. 78 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве».

    Взыскание на предмет залога может быть обращено только по решению суда в случаях, если:

    а) для заключения договора о залоге имущества физического лица требовалось согласие или разрешение другого лица либо органа. Как разъяснено в п. 2 постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 № 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о залоге», данное ограничение распространяется на индивидуальных предпринимателей, в том числе передающих в залог движимое имущество, находящееся в общей совместной собственности (ст. 253 ГК, ст. 35 Семейного кодекса РФ).

    Условие о внесудебном порядке обращения взыскания на заложенное имущество также не может содержаться в договоре залога доли (части доли) в уставном капитале ООО, заключенном одним из участников общества – физическим лицом (в том числе индивидуальным предпринимателем) с залогодержателем, не являющимся участником общества, поскольку такой залог возможен только с согласия общего собрания участников общества (п. 1 ст. 22 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»),

    В связи с тем, что п. 2 ст. 615 ГК предусмотрена необходимость получения арендатором согласия арендодателя на залог права аренды земельного участка, условие о внесудебном порядке обращения взыскания на заложенное имущество не может содержаться в договоре о залоге права аренды земельного участка. Данное ограничение распространяется только па залог права аренды земельного участка, не занятого зданиями, строениями или сооружениями. При этом в случаях, когда для передачи арендатором своих прав и обязанностей по договору аренды земельного участка достаточно уведомления об этом арендодателя (например, в случаях, указанных в п. 5,9 ст. 22 ЗК РФ), в договоре о залоге права аренды земельного участка может содержаться условие о внесудебном порядке обращения взыскания на предмет залога;

  • б) предметом залога является имущество, имеющее значительную историческую, художественную или иную культурную ценность для общества;
  • в) залогодатель отсутствует и установить место его нахождения невозможно;
  • г) предметом залога являются жилые помещения, принадлежащие на праве собственности физическим лицам;
  • д) договором о залоге или иным соглашением залогодателя с залогодержателем не установлен порядок обращения взыскания на заложенное движимое имущество либо в установленном сторонами порядке обращение взыскания невозможно;
  • е) законом установлены иные случаи (см. ст. 18.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» и ст. 55 Закона об ипотеке).
  • Согласно ст. 350 ГК, если иное не предусмотрено законом, реализация заложенного недвижимого имущества, на которое обращено взыскание, осуществляется в порядке, установленном гл. X Закона об ипотеке, а реализация заложенного движимого имущества – в порядке, установленном ст. 28.1 Закона о залоге. Если сумма, вырученная от такой реализации, недостаточна для покрытия требования залогодержателя, он имеет право (при отсутствии иного указания в законе или договоре) получить недостающую сумму из прочего имущества должника, не пользуясь преимуществом, основанным па залоге.

    Если сумма, вырученная от реализации, превышает размер обеспеченного залогом требования залогодержателя, разница возвращается залогодателю.

    Залогодержатель вправе потребовать досрочного исполнения обеспеченного залогом обязательства в случаях:

  • а) если предмет залога выбыл из владения залогодателя, у которого он был оставлен, не в соответствии с условиями договора о залоге;
  • б) нарушения залогодателем правил о замене предмета залога (ст. 345 ГК);
  • в) утраты предмета залога по обстоятельствам, за которые залогодержатель не отвечает, если залогодатель не воспользовался правом в разумный срок восстановить предмет залога;
  • г) обращения взыскания на заложенное имущество но требованиям, обеспеченным последующим залогом.
  • Залогодержатель вправе потребовать досрочного исполнения обеспеченного залогом обязательства, а если его требование не будет удовлетворено, обратить взыскание на предмет залога в случаях:

  • а) нарушения залогодателем правил о последующем залоге (ст. 342 ГК);
  • б) невыполнения залогодателем обязанностей, предусмотренных подп. 1 и 2 п. 1 и п. 2 ст. 343 ГК;
  • в) нарушения залогодателем правил о распоряжении заложенным имуществом (п. 2 ст. 346 ГК).
  • а) с прекращением обеспеченного залогом обязательства;
  • б) по требованию залогодателя при наличии оснований, предусмотренных п. 3 ст. 343 ГК;
  • в) в случае гибели заложенной вещи или прекращения заложенного права, если залогодатель не воспользовался правом в разумный срок восстановить предмет залога;
  • г) в случае реализации заложенного имущества в целях удовлетворения требований залогодержателя, а также в случае, если его реализация оказалась невозможной.
  • При прекращении залога вследствие исполнения обеспеченного залогом обязательства либо по требованию залогодателя (п. 3 ст. 343 ГК) залогодержатель, у которого находилось заложенное имущество, обязан немедленно возвратить его залогодателю.

    Как разъяснено в п. 13 постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 № 10, изменение размера или срока исполнения обеспеченного залогом обязательства (например, вследствие изменения процентной ставки по кредиту либо изменения срока возврата кредита) по сравнению с тем, как такое условие определено в договоре о залоге, само по себе не является основанием для прекращения залога.

    Например, при увеличении размера требований по основному обязательству залог продолжает обеспечивать обязательство должника в том размере, в каком оно существовало бы без такого изменения, если стороны договора о залоге не пришли к соглашению о том, что при увеличении размера требований по основному обязательству на согласованную залогодателем и залогодержателем сумму залог обеспечивает обязательство должника в увеличенном в согласованных пределах размере (ст. 337 ГК). В случае увеличения срока исполнения обязательства, обеспеченного залогом, следует иметь в виду, что течение исковой давности по требованию об обращении взыскания на заложенное имущество не ставится в зависимость от течения исковой давности по главному требованию, а определяется исходя из того, когда бы истекла исковая давность по основному обязательству, если бы срок исполнения основного обязательства, указанный в договоре о залоге, не менялся.

    Суды также должны учитывать, что в силу ст. 337 ГК отсутствие в договоре о залоге условий о размере и (или) порядке уплаты процентов за пользование кредитом означает ограничение обеспечиваемых залогом требований уплатой суммы основного долга по кредитному договору, но не влечет за собой незаключенности договора о залоге в целом. Данное разъяснение относится как к случаям, когда залог предоставлен в обеспечение собственных долгов залогодателя, так и к случаям, когда залог предоставлен в обеспечение обязательств иного лица.

    Кроме того, после расторжения договора, из которого возникли обязательства, обеспеченные залогом (ст. 310, 450 ГК), залог не прекращается, а продолжает обеспечивать те из них, которые не были исполнены и не прекращаются при расторжении такого договора (например, основная сумма долга и проценты по кредитному договору, задолженность по выплате арендной платы (п. 26 постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 № 10)).

    Также очень важное разъяснение содержится в п. 25 указанного постановления по вопросу сохранения залоговых нрав на предмет залога, возмездно отчужденный залогодателем третьему лицу без предупреждения последнего о наличии обременения в виде залога. Пленум ВАС РФ указал, что исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости (п. 2 ст. 6 ГК) не может быть обращено взыскание на заложенное движимое имущество, возмездно приобретенное у залогодателя лицом, которое не знало и не должно было знать о том, что приобретаемое им имущество является предметом залога. При этом суды должны оценивать обстоятельства приобретения заложенного имущества, исходя из которых покупатель должен был предположить, что он приобретает имущество, находящееся в залоге. В частности, суды должны установить, был ли вручен приобретателю первоначальный экземпляр документа, свидетельствующего о праве продавца на продаваемое имущество (например, паспорт транспортного средства), либо его дубликат; имелись ли на заложенном имуществе в момент его передачи приобретателю знаки о залоге.

    В случае если судом будет установлено, что предмет залога в соответствии с договором залога находился во владении залогодержателя, но выбыл из владения помимо его воли, иск об обращении взыскания па заложенное имущество подлежит удовлетворению вне зависимости от того, что покупатель не знал и не должен был знать о том, что приобретаемое им имущество находится в залоге.

    Вопрос о залоге денежных средств является одним из самых спорных как в науке, так и па практике. По мнению В. В. Витрянского, «если предметом залога может быть всякое не изъятое из оборота имущество, а деньги, безусловно, входят в это число, то, очевидно, нет препятствий к их залогу» [5] . Вместе с тем названный автор далее отмечает, что «все же необходимо учитывать определенные особенности данной разновидности залога. В частности, имеется в виду, что залог должен предполагать их передачу в депозит залогодержателю или третьему лицу, без чего такой залог практически нереален». Закон «О залоге» Республики Казахстан выделяет как самостоятельный предмет залога денежные средства (п. 4 ст. 31) [6] .

    Между тем ВАС РФ ориентирует арбитражные суды на иное решение данного вопроса. В постановлении Президиума ВАС РФ от 02.07.1996 № 7965/95 отмечено, что согласно ст. 1 Закона о залоге залог – способ обеспечения обязательства, при котором кредитор (залогодержатель) приобретает право в случае неисполнения должником обязательства получить удовлетворение за счет заложенного имущества. При этом в силу ст. 28–30 названного Закона и ст. 349 и 350 ГК удовлетворение требований осуществляется путем продажи заложенного имущества с публичных торгов с направлением вырученной суммы в погашение долга.

    Тем самым одним из существенных признаков договора о залоге является возможность реализации предмета залога. Денежные средства, а тем более в безналичной форме, этим признаком не обладают. Таким образом, делает вывод Президиум ВАС РФ, исходя из сути залоговых отношений денежные средства не могут быть предметом залога [7] .

    Позднее, в Обзоре практики рассмотрения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о залоге (см. информационное письмо Президиума ВАС РФ от 15.01.1998 № 26), ВАС РФ смягчил свою позицию. Он подтвердил вывод о том, что одним из существенных признаков договора о залоге имущества является возможность реализации предмета залога, но вместе с этим указал, что исходя из природы «безналичных денег», они не могут быть переданы в залог по правилам, регулирующим залог вещей.

    Банки взяли на вооружение последнее допущение и, принимая во внимание, что безналичные деньги суть права требования к банку в определенной сумме [8] , заключают не договоры залога «денежных средств, находящихся на банковском счете», а договоры залога прав (требований), вытекающих из договора банковского счета (либо банковского вклада). Правомерность залога имущественных прав вкладчика по договору банковского вклада подтверждена арбитражной практикой (см. постановление ФАС Северо- Кавказского округа от 25.08.2005 № Ф08-3670/2005).

    Итак, в отношении безналичных денег практика выработала подход, согласно которому предметом залога выступают права (требования), вытекающие из договора банковского счета (банковского вклада) [9] .

    При решении вопроса о возможности залога наличных денежных средств необходимо отталкиваться от главного квалифицирующего признака залога, сформулированного ВАС РФ, а именно: возможность продажи предмета залога. Очевидно, что продать наличную иностранную валюту юридически не представляет какого-либо труда, а потому иностранные денежные знаки могут выступать предметом залога. Поскольку залог иностранной валюты не является валютной операцией (так как при залоге отсутствует элемент приобретения или отчуждения) [10] , то закладывать иностранную валюту можно без каких-либо ограничений. Однако реализация иностранной валюты при обращении взыскания на предмет залога возможна только через уполномоченные банки (ч. 1 ст. 11 Закона о валютном регулировании).

    Если говорить о российских денежных знаках, то, как верно отмечает А. А. Маковская, проданы могут быть только тс из них, рыночная стоимость которых отличается от номинальной [11] . Этому критерию отвечают из числа законных средств наличного платежа – памятные монеты и монеты из драгоценных металлов (в последнем случае предметом залога как таковым будет не монета, а драгоценный металл, содержащийся в ней, поскольку именно он придает монете ценность, превышающую номинал), а из числа денежных знаков, не являющихся законным средством платежа, – нумизматические ценности (банкноты и монеты, изъятые из обращения и не подлежащие обмену на банкноты и монету Банка России).

    Драгоценные металлы могут быть предметом залога как в виде слитков, так и в виде минерального сырья [12] . Минеральное сырье может закладываться только субъектами его добычи и производства и только в случае, если оно не обременено обязательствами в соответствии с ранее заключенными договорами на поставку аффинированных металлов [13] .

    Залогодателем слитков драгоценных металлов могут быть любые физические и юридические лица. Залог драгоценных металлов, содержащихся на обезличенных металлических счетах и металлических счетах ответственного хранения [14] , осуществляется путем залога прав требования к банку по соответствующим договорам [15] .

    Поскольку акция является именной ценной бумагой, она выпускается только в бездокументарной форме (ст. 2, 16 Закона о рынке ценных бумаг). При такой форме выпуска владелец ценной бумаги устанавливается на основании записи в системе ведения реестра владельцев ценных бумаг или, в случае депонирования ценных бумаг, на основании записи по счету ДЕПО. В аналогичном порядке устанавливается и владелец бездокументарных облигаций. Соответственно, все обременения, к числу которых относится и залог, отражаются либо на лицевых счетах, либо на счетах ДЕПО.

    Как указано в п. 13 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.01.2002 № 67 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением норм о договоре о залоге и иных обеспечительных сделках с ценными бумагами», правило п. 1 ст. 341 ГК, устанавливающее, что право залога возникает с момента заключения договора о залоге, а в отношении залога имущества, подлежащего передаче залогодержателю, – с момента передачи этого имущества, если иное не предусмотрено договором о залоге, не применяется при залоге бездокументарных ценных бумаг. Право залога на такие бумаги возникает на основании ст. 149 ГК только с момента фиксации его в установленном порядке. При этом договор о залоге бездокументарных ценных бумаг не подлежит государственной регистрации, поскольку система учета и регистрации прав на эмиссионные ценные бумаги, установленная Законом о рынке ценных бумаг, не является системой государственной регистрации (п. 11 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.01.2002 № 67).

    В соответствии с приказом ФСФР России от 05.04.2011 № 11-10/пз-н «Об утверждении Порядка учета в системе ведения реестра залога именных эмиссионных ценных бумаг и внесения в систему ведения реестра изменений, касающихся перехода прав на заложенные именные эмиссионные ценные бумаги» регистратор обязан фиксировать в системе ведения реестра право залога именных эмиссионных ценных бумаг.

    Для фиксации права залога (в том числе последующего залога) регистратор открывает залогодержателю в реестре владельцев именных ценных бумаг лицевой счет залогодержателя. Открытие лицевого счета залогодержателя осуществляется до представления залогового распоряжения или одновременно с представлением такого распоряжения.

    Фиксация права залога осуществляется путем внесения записи о залоге ценных бумаг по лицевому счету залогодержателя и записи об обременении заложенных ценных бумаг на лицевом счете залогодателя, на котором они учитываются.

    Фиксация права залога осуществляется на основании залогового распоряжения.

    Запись об обременении заложенных ценных бумаг на лицевом счете залогодателя должна содержать следующие данные в отношении каждого залогодержателя:

  • – фамилию, имя, отчество (для физических лиц) или полное наименование (для юридических лиц);
  • – вид, номер, серию, дату и место выдачи документа, удостоверяющего личность, а также наименование органа, выдавшего документ (для физических лиц), или наименование органа, осуществившего государственную регистрацию, ОГРН и дату государственной регистрации (для юридических лиц).
  • В залоговом распоряжении должны содержаться данные о залогодателе, залогодержателе и о закладываемых ценных бумагах, указанные в п. 10 приказа ФСФР России от 05.04.2011 № 11-10/пз-н. Вместо указания количества ценных бумаг, передаваемых в залог, в залоговом распоряжении может быть указано, что в залог передаются:

  • – все ценные бумаги, учитываемые на лицевом счете залогодателя; или
  • – все ценные бумаги определенного вида, категории (типа), серии, учитываемые на лицевом счете залогодателя.
  • В случае фиксации передачи заложенных ценных бумаг в последующий залог это должно быть указано в залоговом распоряжении. В этом случае в залоговом распоряжении должны содержаться фамилия, имя, отчество (для физических лиц) или полное наименование (для юридических лиц) предыдущих залогодержателей.

  • – передача заложенных ценных бумаг допускается без согласия залогодержателя;
  • – последующий залог ценных бумаг запрещается;
  • – уступка прав по договору залога ценных бумаг без согласия залогодателя запрещается;
  • – залог распространяется на все или на определенное количество ценных бумаг, получаемых залогодателем в результате конвертации заложенных ценных бумаг;
  • – залог распространяется на определенное количество ценных бумаг определенного вида, категории (типа), серии, дополнительно зачисляемых на лицевой счет залогодателя (в том числе дополнительных акций);
  • – получателем дохода по всем или по определенному количеству заложенных ценных бумаг является залогодержатель;
  • – обращение взыскания на заложенные ценные бумаги осуществляется во внесудебном порядке, при этом в залоговом распоряжении должна быть указана дата, с которой залогодержатель вправе обратить взыскание на заложенные ценные бумаги во внесудебном порядке;
  • – иные положения в соответствии с договором о залоге
  • Передача залогодателем заложенных ценных бумаг залогодержателю осуществляется регистратором на основании передаточного распоряжения, подписанного залогодателем или его уполномоченным представителем.

    Внесение записи о прекращении залога осуществляется регистратором на основании распоряжения о прекращении залога, подписанного залогодателем и залогодержателем или их уполномоченными представителями.

    Внесение записей о прекращении залога ценных бумаг и передаче ценных бумаг в связи с обращением на них взыскания по решению суда осуществляется регистратором на основании передаточного распоряжения, подписанного залогодержателем или его уполномоченным представителем, к которому должны быть приложены документы, указанные в залоговом распоряжении.

    Согласно п. 5.3 постановления ФКЦБ России от 16.10.1997 № 36 «Об утверждении Положения о депозитарной деятельности в Российской Федерации, установлении порядка введения его в действие и области применения» депозитарий обязан регистрировать факты обременения ценных бумаг клиентов (депонентов) залогом, а также иными правами третьих лиц в порядке, предусмотренном депозитарным договором. На практике фиксация прав залога осуществляется путем открытия специального раздела счета ДЕПО залогодателя «Блокировано в залоге» в случае, если заложенные ценные бумаги остаются у залогодателя, либо путем открытия специального раздела счета ДЕПО залогодержателя «Блокировано принятое в залог», если ценные бумаги передаются залогодержателю.

    Залог векселя как ордерной ценной бумаги оформляется согласно нормам вексельного права путем учинения залогового индоссамента. Залоговый индоссамент должен содержать оговорку «валюта в обеспечение», «валюта в залог» или всякую иную оговорку, имеющую в виду залог векселя. Согласно п. 19 Положения о простом и переводном векселе, утвержденного постановлением ЦИК СССР и СНК СССР от 07.08.1937 № 104/1341, держатель векселя на основании такого индоссамента может осуществлять все права, вытекающие из переводного векселя (в том числе предъявлять вексель к платежу, передавать по индоссаменту), но поставленный им индоссамент имеет силу лишь в качестве препоручительного индоссамента.

    Залоговый индоссамент, так же как и препоручительный, в отличие от обычного, не переносит на векселедержателя права собственности на вексель. Обязанные лица не могут заявлять против такого векселедержателя возражения, основанные на их личных отношениях к индоссанту, если только векселедержатель, получая вексель, не действовал сознательно в ущерб должнику.

    Как отмечено в литературе, при предъявлении требования о платеже векселедержатель по залоговому индоссаменту не должен представлять должнику по векселю доказательств добросовестности владения векселем на праве залога, поскольку его добросовестность презюмируется. Должник, уплативший такому законному держателю, считается свободным от своих обязательств по векселю. Держатель векселя с залоговым индоссаментом не должен представлять обязанным по векселю лицам доказательств наличия договора залога, оформленного в порядке, предусмотренном ст. 339 ГК. Предоставление векселедержателю векселя с залоговым индоссаментом права самому предъявить вексель к платежу не противоречит ст. 349 и 350 ГК, поскольку указанные нормы допускают возможность установления в законе иного, чем в них предусмотрено, порядка обращения взыскания и реализации движимого имущества, переданного залогодержателю. Такой порядок в данном случае предусмотрен Положением о простом и переводном векселе [16] .

    Денежные суммы, полученные держателем векселя на основании залогового индоссамента в размере, превышающем сумму не исполненного должником и обеспеченного залогом этого векселя обязательства, подлежат возврату залогодателю.

    Оформление залога векселя возможно и по правилам ГК, путем заключения договора о залоге, без учинения залогового индоссамента. В этом случае залогодержатель вправе реализовать свои права в общем порядке, предусмотренном ст. 349, 350 ГК (п. 32 постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 04.12.2000 № 33/14 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей», п. 5 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.01.2002 № 67).

    Кроме того, как разъяснено информационным письмом Президиума ВАС РФ от 21.01.2002 № 67, в качестве предмета залога может выступать и вексель, по которому имеется лишь одно обязанное лицо (т.е. векселедатель) (п. 1); индоссант, включивший в индоссамент оговорку «валюта в залог» или «вексель в обеспечение», не лишен права включить в него и оговорку «без оборота на меня» либо «без моей ответственности», снимающей с залогодателя ответственность за платеж векселедателя по векселю (п. 2); залогодатель при исполнении основного обязательства вправе требовать возврата ему заложенного векселя, в том числе и в случае, когда вексель передавался залогодержателю с бланковым индоссаментом (и. 6).

    В соответствии со ст. 14 Федерального закона от 29.11.2001 № 156-ФЗ «Об инвестиционных фондах» инвестиционный пай является именной неэмиссионной бездокументарной ценной бумагой, не имеющей номинальной стоимости, удостоверяющей долю его владельца в праве собственности на имущество, составляющее паевой инвестиционный фонд, право требовать от управляющей компании надлежащего доверительного управления паевым инвестиционным фондом, право на получение денежной компенсации при прекращении договора доверительного управления паевым инвестиционным фондом со всеми владельцами инвестиционных паев этого паевого инвестиционного фонда (прекращении паевого инвестиционного фонда).

    Согласно Положению о порядке ведения реестра владельцев инвестиционных наев паевых инвестиционных фондов, утвержденному приказом ФСФР России от 15.04.2008 № 08-17/пз-н, для фиксации права залога на инвестиционные паи, переданные в залог одному лицу, ему в реестре открывается один отдельный лицевой счет залогодержателя. Для фиксации права залога на инвестиционные паи, переданные в залог нескольким лицам, всем им также открывается один отдельный лицевой счет зал о содержателя.

    Соответственно, фиксация права залога осуществляется на основании залогового распоряжения путем внесения записи о залоге инвестиционных паев по лицевому счету залогодержателя и записи об обременении заложенных инвестиционных паев на лицевом счете залогодателя, на котором они учитываются. В залоговом распоряжении должны содержаться сведения, указанные в п. 14.3 Положения о порядке ведения реестра владельцев инвестиционных паев паевых инвестиционных фондов. Вместо указания количества инвестиционных паев, передаваемых в залог, в залоговом распоряжении может быть указано, что в залог передаются все инвестиционные паи, учитываемые на лицевом счете залогодателя.

    В залоговом распоряжении могут быть указаны следующие условия залога:

  • а) передача заложенных инвестиционных паев допускается без согласия залогодержателя;
  • б) последующий залог инвестиционных паев запрещается;
  • в) уступка прав по договору залога инвестиционных паев без согласия залогодателя запрещается;
  • г) получателем дохода по всем или определенному количеству заложенных инвестиционных паев является залогодержатель;
  • д) обращение взыскания на заложенные инвестиционные паи осуществляется во внесудебном порядке, при этом в залоговом распоряжении должна быть указана дата, с которой залогодержатель вправе обратить взыскание на заложенные инвестиционные паи.
  • Внесение записи о прекращении залога осуществляется регистратором на основании распоряжения о прекращении залога, подписанного залогодателем и залогодержателем или их уполномоченными представителями, а также на основании распоряжения о прекращении залога, подписанного залогодателем или его уполномоченным представителем, к которому приложен протокол несостоявшихся повторных торгов, после проведения которых прошло более месяца. В распоряжении о прекращении залога должны содержаться сведения, аналогичные сведениям, указываемым в залоговом распоряжении.

    В соответствии со ст. 22 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» по общему правилу участник ООО вправе заложить принадлежащую ему долю (или ее часть) в уставном капитале общества другому участнику общества. Залог доли или части доли участника ООО третьему лицу допускается только в случае, если это не запрещено уставом общества. В обоих случаях обязательным условием является получение согласия ООО, оформленного решением общего собрания участников общества, принятым большинством голосов всех участников, если необходимость большего числа голосов для принятия такого решения не предусмотрена уставом общества. Голос участника ООО, который намерен заложить свою долю (или ее часть), при определении результатов голосования нс учитывается.

    Поскольку в соответствии с п. 3 ст. 21 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» доля участника ООО может быть отчуждена только в той части, в которой она оплачена, в случае если в залог будет передана не полностью оплаченная доля, заложенной будет считаться только реально оплаченная доля участника.

    Договор залога доли или части доли в уставном капитале ООО подлежит нотариальному удостоверению. Несоблюдение нотариальной формы указанной сделки влечет за собой ее недействительность.

    Не позднее трех дней с момента нотариального удостоверения договора залога нотариус передает в территориальный орган ФНС России заявление о внесении соответствующих изменений в ЕГРЮЛ, подписанное участником общества – залогодателем, с указанием вида обременения (залога) доли или части доли и срока, в течение которого такое обременение будет действовать, либо порядка установления такого срока, а копию указанного заявления – обществу, доля или часть доли в уставном капитале которого заложены. В трехдневный срок после получения указанного заявления территориальный орган ФНС России вносит в ЕГРЮЛ запись об обременении залогом соответствующей доли или части доли в уставном капитале общества. В дальнейшем такая запись погашается на основании совместного заявления залогодателя и залогодержателя или на основании вступившего в законную силу решения суда.

    В соответствии со ст. 54 Закона о залоге предметом залога могут быть принадлежащие залогодателю права владения и пользования, в том числе права арендатора, другие права (требования), вытекающие из обязательств, и иные имущественные права.

    Право с определенным сроком действия может быть предметом залога только до истечения срока его действия.

    В договоре о залоге прав, не имеющих денежной оценки, стоимость предмета залога определяется по соглашению сторон.

    В договоре о залоге прав наряду с условиями, предусмотренными п. 1 ст. 339 ГК и ст. 10 Закона о залоге, должно быть указано лицо, которое является должником по отношению к залогодателю. Залогодатель обязан уведомить своего должника о состоявшемся залоге прав.

    При залоге прав, если иное не предусмотрено договором, залогодатель обязан:

    • а) совершать действия, которые необходимы для обеспечения действительности заложенного права;
    • б) не совершать уступки заложенного права;
    • в) не совершать действий, влекущих прекращения заложенного права или уменьшение его стоимости;
    • г) принимать меры, необходимые для защиты заложенного права от посягательств со стороны третьих лиц;
    • д) сообщать залогодержателю сведения об изменениях, произошедших в заложенном праве, о его нарушениях третьими лицами и о притязаниях третьих лиц на это право.
    • При залоге прав, если иное не предусмотрено договором, залогодержатель вправе:

    • а) вступать в качестве третьего лица в дело, в котором рассматривается иск о заложенном праве;
    • б) в случае неисполнения залогодателем обязанностей, предусмотренных ч. 4 ст. 56 Закона о залоге, самостоятельно предпринимать меры, необходимые для защиты заложенного права от нарушений со стороны третьих лиц.
    • Пункт 1 ст. 57 Закона о залоге содержит еще одно право залогодержателя, а именно: независимо от наступления срока исполнения обеспеченного залогом обязательства требовать в суде, арбитражном суде перевода на себя заложенного права, если залогодатель не исполнил обязанности, предусмотренные ст. 56 названного Закона. Необходимо отметить, что ст. 334, 348, 350 ГК, регулирующие порядок удовлетворения прав залогодержателя, не предусматривают возможность перевода прав на залогодержателя в качестве исполнения обеспеченного залогом обязательства. С учетом ст. 4 Федерального закона от 30.11.1994 № 52-ФЗ «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» обозначенная коллизия разрешается в пользу ГК, т.е. п. 1 ст. 57 Закона о залоге не применяется, что подтверждено судебной практикой (постановление ФАС Московского округа от 22.07.2003 № КГ-А40/4827-03, постановления ФАС Дальневосточного округа от 05.05.2008 № Ф03-А51/08-1/950 по делу № А51-4753/06-5-60 и от 31.08.2007, 28.08.2007 № Ф03-А51/07-1/3151 по делу № А51-4753/06-5-60).

      Согласно ст. 58 Закона о залоге если должник залогодателя до исполнения залогодателем обязательства, обеспеченного залогом, исполнит свое обязательство, все полученное при этом залогодателем становится предметом залога, о чем залогодатель обязан немедленно уведомить залогодержателя. При получении от своего должника в счет исполнения обязательства денежных сумм залогодатель обязан по требованию залогодержателя перечислить соответствующие суммы в счет исполнения обязательства, обеспеченного залогом, если иное не установлено договором о залоге.

      В соответствии со ст. 357 ГК залогом товаров в обороте [17] признается залог товаров с оставлением их у залогодателя и с предоставлением залогодателю права изменять состав и натуральную форму заложенного имущества (товарных запасов, сырья, материалов, полуфабрикатов, готовой продукции и т.п.) при условии, что их общая стоимость не становится меньше указанной в договоре о залоге. Уменьшение стоимости заложенных товаров в обороте допускается соразмерно исполненной части обеспеченного залогом обязательства, если иное не предусмотрено договором.

      Товары в обороте, отчужденные залогодателем, перестают быть предметом залога с момента их перехода в собственность, хозяйственное ведение или оперативное управление приобретателя, а приобретенные залогодателем товары, указанные в договоре о залоге, становятся предметом залога с момента возникновения у залогодателя на них права собственности или хозяйственного ведения. Таким образом, залог товаров в обороте не имеет одного из основных вещноправовых признаков залога – права следования: выбывшее из собственности залогодателя имущество перестает быть предметом залога в отличие от общего правила, предусмотренного ст. 353 ГК, в соответствии с которым переход права собственности на заложенное имущество к другому лицу не прекращает залогового права.

      Залогодатель товаров в обороте обязан вести книгу записи залогов, в которую вносятся записи об условиях залога товаров и обо всех операциях, влекущих изменение состава или натуральной формы заложенных товаров, включая их переработку, на день последней операции.

      При нарушении залогодателем условий залога товаров в обороте залогодержатель вправе путем наложения на заложенные товары своих знаков и печатей приостановить операции с ними до устранения нарушения.

      Согласно ст. 47 Закона о залоге договор о залоге товаров в обороте должен определять вид заложенного товара, иные его родовые признаки, общую стоимость предмета залога, место, в котором он находится, а также виды товаров, которыми может быть заменен предмет залога. Судебная практика исходит из того, что для вывода о согласованности сторонами договора о залоге товаров в обороте его предмета достаточно указания родовых, а не индивидуально-определенных признаков продукции, а также определение сторонами общей стоимости заложенного товара (см. постановление ФАС Московского округа от 11.06.2009 № КГ-А40/4993-09 по делу № А40-11804/09-10-103). Если в договоре не прописано право залогодателя изменять состав и натуральную форму заложенного имущества, а также виды товаров, которыми может быть заменен предмет залога, то такой договор квалифицируется не как залог товаров в обороте, а как залог обычного имущества (товаров на складе) (см. постановление ФЛС Центрального округа от 08.10.2008 № Ф10-4360/08 по делу А35-109/08-С11).

      По общему правилу не оплаченный покупателем, но переданный ему товар находится в залоге у продавца в силу закона (п. 5 ст. 488 ГК). Такой товар не подлежит принятию в залог от покупателя без согласия продавца до его оплаты. В этом случае применяются правила ст. 342 ГК о последующем залоге (но с учетом п. 1 этой статьи на практике кредитные организации не принимают такие товары в залог до полной их оплаты покупателем).

      В соответствии со ст. 2 Закона об ипотеке ипотека (залог недвижимости) может быть установлена в обеспечение в том числе обязательства по кредитному договору. Ипотека обеспечивает уплату залогодержателю основной суммы долга но кредитному договору, а также причитающихся ему процентов за пользование кредитом.

      Если договором не предусмотрено иное, ипотека обеспечивает также уплату залогодержателю сумм, причитающихся ему:

    • а) в возмещение убытков и (или) в качестве неустойки (штрафа, пени) вследствие неисполнения, просрочки исполнения или иного ненадлежащего исполнения обеспеченного ипотекой обязательства;
    • б) в виде процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами, предусмотренных обеспеченным ипотекой обязательством либо федеральным законом;
    • в) в возмещение судебных издержек и иных расходов, вызванных обращением взыскания на заложенное имущество;
    • г) в возмещение расходов по реализации заложенного имущества.
    • Если договором не предусмотрено иное, ипотека обеспечивает требования залогодержателя в том объеме, какой они имеют к моменту их удовлетворения за счет заложенного имущества.

      По договору об ипотеке может быть заложено недвижимое имущество, указанное в п. 1 ст. 130 ГК, права на которое зарегистрированы в порядке, установленном Федеральным законом «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», в том числе:

    • – земельные участки, за исключением земельных участков, указанных в ст. 63 Закона об ипотеке;
    • – предприятия, а также здания, сооружения и иное недвижимое имущество, используемое в предпринимательской деятельности;
    • – жилые дома, квартиры и части жилых домов и квартир, состоящие из одной или нескольких изолированных комнат;
    • – дачи, садовые дома, гаражи и другие строения потребительского назначения;
    • – воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания и космические объекты.
    • Здания, в том числе жилые дома и иные строения, и сооружения, непосредственно связанные с землей, могут быть предметом ипотеки при условии соблюдения правил ст. 69 Закона об ипотеке.

      Правила об ипотеке недвижимого имущества соответственно применяются к залогу нрав арендатора по договору об аренде такого имущества (право аренды), поскольку иное не установлено федеральным законом и не противоречит существу арендных отношений [18] . Право аренды может быть предметом ипотеки с согласия арендодателя, если федеральным законом или договором аренды не предусмотрено иное.

      Правила об ипотеке недвижимого имущества применяются также к залогу прав требования участника долевого строительства, вытекающих из договора участия в долевом строительстве, отвечающего требованиям Федерального закона от 30.12.2004 № 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации».

      В договоре об ипотеке должны быть указаны предмет ипотеки, его оценка, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого ипотекой.

      Предмет ипотеки определяется в договоре указанием его наименования, места нахождения и достаточным для идентификации этого предмета описанием. В договоре об ипотеке также должны быть указаны право, в силу которого имущество, являющееся предметом ипотеки, принадлежит залогодателю, и наименование органа, осуществляющего государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, зарегистрировавшего это право залогодателя.

      Если предметом ипотеки является принадлежащее залогодателю право аренды, арендованное имущество должно быть определено в договоре об ипотеке так же, как если бы оно само являлось предметом ипотеки, и должен быть указан срок аренды.

      Обязательство, обеспечиваемое ипотекой, должно быть названо в договоре об ипотеке с указанием его суммы, основания возникновения и срока исполнения. В тех случаях, когда это обязательство основано на каком-либо договоре, должны быть указаны стороны этого договора, дата и место сто заключения. Если сумма обеспечиваемого ипотекой обязательства подлежит определению в будущем, в договоре об ипотеке должны быть указаны порядок и другие необходимые условия ее определения.

      Договор об ипотеке заключается в письменной форме и подлежит государственной регистрации. Несоблюдение правил о государственной регистрации договора об ипотеке влечет его недействительность. Такой договор считается ничтожным.

      Договор об ипотеке считается заключенным и вступает в силу с момента его государственной регистрации. Особенности государственной регистрации ипотеки установлены гл. IV Закона об ипотеке.

      Особенности ипотеки отдельных видов недвижимого имущества (жилых домов и квартир, земельных участков, зданий, сооружений и нежилых помещений), приобретенного за счет кредитных средств банка, установлены ст. 64.1, 64.2, 69.1, 77 Закона об ипотеке.

      При включении соглашения об ипотеке в кредитный договор в отношении формы и государственной регистрации этого договора должны быть соблюдены требования, установленные для договора об ипотеке.

      Порядок обращения взыскания на имущество, заложенное по договору об ипотеке, установлен гл. IX Закона об ипотеке.

      Как указано в п. 8 информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.01.2005 № 90 исполнение обязательств, вытекающих из двух и более кредитных договоров, заключенных между одними и теми же должником и кредитором, может быть обеспечено одним договором об ипотеке (например, здания). Если в последующем при уступке кредитором своих прав по одному из этих кредитных договоров третьему лицу с одновременной уступкой прав по договору об ипотеке стороны не определят очередность, в которой ипотека обеспечивает исполнение должником обязательств перед ними, применяются нормы ст. 46 Закона об ипотеке (о предшествующей и последующей ипотеке). Вырученная от реализации предмета ипотеки сумма подлежит распределению между кредиторами пропорционально размерам их требований, обеспеченных ипотекой.

      Судебной практикой также подтвержден вывод о том, что Закон об ипотеке не запрещает использовать ипотеку в качестве способа обеспечения исполнения обязательств, возникших из банковской гарантии и договора о предоставлении банковской гарантии, т.е. ипотека может обеспечивать обязательства гаранта, возникшие из банковской гарантии, и обязательства принципала по удовлетворению регрессных требований гаранта, возникшие из договора о предоставлении банковской гарантии и факта выплаты гарантом суммы банковской гарантии по требованию бенефициара (см. постановления ФАС Московского округа от 18.06.2008 № КГ-А40/2072-08 по делу № А40-48398/07-21-357 и от 20.06.2008 № КГ-А40/5232-08 по делу № А40-50811 /07-72-366).

      Судебная практика, со ссылкой на п. 1 ст. 334, п. 1 ст. 335 ГК и п. 1 ст. 1 Закона об ипотеке, исходит из того, что действующим законодательством не предусмотрен запрет на обеспечение ипотекой обязательств, вытекающих из договора поручительства (обеспечение обеспечения) (см. постановление ФАС Уральского округа от 26.06.2008 № Ф09-4554/08-С6 по делу № А50-17307/07).

      Читайте так же:  Составить заявление без рассмотрения образец