Форум налог на тунеядство беларусь

Так надо два паспорта вместе предъявлять , насколько я помню. Ну так по крайней мере 3 года назад было.

Не, таможенник раньше только чемоданы твои хотел. Я б тоже напряглась 🙂

Мда. Может с похмелья был, забыл свои прямые обязанности.:)

Да, на таможнях нехило на взятки раскручивают. В а/п особо не разгонишься, а на автодорожных таможнях — гуляй душа.
Меня в Борисполе тоже пытался раскрутить, доколупавшись где открепительная от военкомата.
На понт не взял поскольку ребенку было всего 13 и даже не зная закона, сообразила что это еще рано и поэтому развод. Но вот было бы ребенку 16, боюсь что многие бы повелись на взятку.
Так сцука подошел сзади посреди зала. Мы просто шли, а сзади мне на ухо вопросик

Беда. В школах должны сейчас учить законы на уровне математики. Математика многим после школы и нафиг не упала, а вот законы всем нужны.

Должна признать, я в законах абсолютный ноль. А можно загрызца и пожалеть, а вдруг закон есть. Я одно время юридический форум читала чтоб хоть понятия иметь.

Зачем таможеннику ( или пограничнику) два паспорта? Я -гражданка страны и въезжаю в страну по белорусскому паспорту. Есть у меня литовские штампы или нет -не пограничника дело, не говоря о таможеннике. Два паспорта сейчас просят предъявить в аэропорту авиа компании для доказательств права въезда в страну. Короче -все чудесатее и чудесатее жизнь на родине.

Да уж. Поэтому и езжу туда раз в десять лет.

Белла, если не сложно, то уточните, как заплатить за тунеядство, физически не присутствуя в стране. Могут родные-друзья это сделать? И до какого числа, чтобы еще потом штрафы за неуплату не платить.
Спасибо!

Списков тунеядцев пока нет. Но будут, откуда и как возьмутся -не знают. Тем, кто хочет заплатить налог добровольно, можно сделать это либо лично, либо через представителя, проживающего в РБ, на которого оформлена генеральная доверенность. Заплатить -до 15 ноября, до июля со скидкой.

Посетила местного tax man. Ситуация следующая ( версия моей местной налоговой инспекции).

Бэлла, может лучше всеже заплатить тот штраф? А то вы как-то забываетесь,где вы находитесь. Какие «имеют права» — «не имеют права»?

Так с уплатой тоже все мутно. Пока не хочу, потому как не должна по закону. Сдала в перевод и заведение, готово через 2 дня . Если понадобится паспорт — придется светить. Досадно что за год с лишним ничего не устананилось в плане документов для доказательства, уплаты штрафа онлайн и тп. Деньги грести хотят лопатами, а лопаты эти приготовить не удосужились.

. это еще не самый худший вариант.
Толи еще будет.
Может быть гораздо хуже.
История подтверждает
Пока о крепостном праве молчат, можно еще веселиться.

Дак а могадж — чем не крепостное право?
Хочешь где жить — подпиши бумагу на 20-30 лет.
И сам себя заставишь пахать.
Сам себе надсмотрщик.

Дак а могадж — чем не крепостное право?
Хочешь где жить — подпиши бумагу на 20-30 лет.
И сам себя заставишь пахать.
Сам себе надсмотрщик.

Можно под деревом жить. Выбор есть

Можно под деревом жить.
Выбор есть

Как же Вы добры.
Я жил и в багажнике авто неделями, и ночь на ногах и утром на работу.
Я говорил о крепостных.
У кого моргидж.

Ну так моргидч как раз и дает возможность иметь свое жилье. А можно туже сумму отдавать за сьем и жить на курьих правах в сьемном жилье. Или с тещей/свекровью.
Главное, не переоценить свои возможности и покупать конуру согласно возможностям

и покупать конуру .

Главное — это не кормить зажравшихся банкиров.
Сдохну, но не подпишу кредитное рабство.
Безумству храбрых поем мы песню.

Эм жей и я.
Поем песню.
В смысле.

Главное — это не кормить зажравшихся банкиров.

Ну и кто вам даст на домик без %?
Тем более, тут эти % божеские.
А так, я тоже против кредитов. Но потому что остальные живут в кредит, я могу позволить себе многое. Иначе, если бы жили как я, то жизнь была бы посложнее. Например, % под моргич был выше, банк аккаунт платным и пр. Кстати, не за горами когда за банк аккаунт могут начать чарджить. Уже как-то обсуждали высокий % овердрафта и снизить этот %. Паралельно, тогда сказали что придется за банк аккаунт чарджить ведь банк не может терять прибыль.
Ну и нафига мне это? Пусть уж % овердрафта высоким будет. Это, пока, выбор. Залазить в овердрафт или нет

А я закрою все эккаунты.
Перейду в наличку.
Курей буду разводить и налоги яичками в tax office.
Нет закона заставить меня счет в банке иметь.
Эм жея позову и он им расскажет что я о них думаю.
Кровопийцы.

Ну и кто вам даст на домик без %?

А что, есть закон что обязан кредиты брать?
Впервые слышу.
Приходи и покупай.

Закона нет. Если есть наличка, то да, приходите покупайте. А если нет нала?

Нет — и не покупай.

Опять вернулись к исходному. Под деревом или забором жить?

Бэлла, спасибо за инфо!

Я тут преподняла свои связи и мне настоятельно посоветовали 🙂 заплатить и успокоиться. На сегодняшний день с учетрм обвала бел валюты это 125 ф. После июля дороже.

Единственное, подтвердили, что удаленно заплатить не удастся. Вроде, требуют представителя с нотариально заверенной доверенностью. Если так, то опять придурки, это ж заплатить.

На здоровье. Я чувствую что все уплатой и закончится. Потому как доказывать придется ежегодно -опять привозить/отправлять по почте переведенные и нотариально заверенные документы. Дурдом.

Гудвин -брысь из темы про тунеядство.

Как это — брысь?!
И куда брысь?

Я щас взорвусь как 300 тонн тротила.
Во мне заряд нетворческого зла.
Меня сегодня Муза посетила.
Так посидела немного.
И ушла.
:appl:

Ну что товарищи тунеядцы, принимайте благие вести с родины-уродины ( извините, не сдержалась).

Как доказывать нетунеядство -мутно, списка документов не существует. Мне сказали перевести и нотариально заверить страницу паспорта с ILR, и отксерить страницы со штампами, будут делать запрос в Беркут. Штампов у меня нет, о чем их уведомила, сказала что у меня паспорт другого государства. Не хочу его светить и переводить, насколько я понимаю местные власти не имеют права его у меня требовать, я гражданка РБ. Сижу в прострации и ищу ближайшие бюро переводов. Хочется громко ругаться нецензурными словами.

а все очень просто:
Граждане Республики Беларусь, постоянно проживающие за границей, – это граждане Республики Беларусь, оформившие в установленном порядке выезд на постоянное место жительства (ПМЖ) за границу. Гражданам, оформившим выезд на ПМЖ за границу, выдаются паспорта гражданина Республики Беларусь для постоянного проживания за пределами Республики Беларусь, они снимаются с регистрационного учета в Республике Беларусь и состоят на консульском учете в одном из загранучреждений Республики Беларусь.

и не нужно платить никаких тунеядских налогов.
а если хочется посидеть на двух стульях, пожалте — принимайте реалити шоу в виде налогов, непонятных доказательств непроживания и т.д.
как я говорила раньше — это такая своеобразная игра в покер с государством — у кого блеф покруче, тот и выигрывает.
так что, все одинаковы — что государство, что его граждане.

Меня сегодня Муза посетила.
Так посидела немного.
И ушла.
:appl:

Как говорил один форумчанин- лучше бы вы этой Музе вдули
Нафик таких визитеров

Лукашенко отменил налог на тунеядство в Беларуси

Президент Беларуси Александр Лукашенко 25 января подписал Декрет № 1, которым предусмотрены меры по содействию занятости населения. Документ направлен в первую очередь на активизацию работы органов власти по максимальному содействию гражданам в трудоустройстве, стимулированию трудовой занятости и самозанятости населения. Об этом сообщает пресс-служба президента.

В этих целях Декретом на Правительство возлагаются задачи по установлению прогнозных показателей в области содействия занятости населения и перечня территорий с напряженной ситуацией на рынке труда, осуществлению мониторинга, оценки качества и доступности услуг в области содействия занятости населения.

В свою очередь местные органы власти будут обеспечивать индивидуальную работу с гражданами на местах при проведении работы по их трудоустройству и ресоциализации лиц, ведущих асоциальный образ жизни. Кроме того, областные, Минский городской Советы депутатов смогут дополнительно направлять средства местных бюджетовна реализацию мероприятий в области содействия занятости населения на территориях с напряженной ситуацией на рынке труда.

В новый Декрет не вошли нормы о взимании с трудоспособных неработающих граждан сбора на финансирование государственных расходов. При этом лица, ранее признававшиеся плательщиками этого сбора, освобождены от его уплаты.

Декретом предусмотрен концептуально иной подход, направленный на стимулирование трудоспособных неработающих граждан к легальной занятости. Предусмотрено, что с 1 января 2019 года такие лица будут производить оплату субсидируемых государством услуг по их полной стоимости. Конкретный перечень таких услуг поручено определить Правительству.

Ключевая роль в организации работы по выполнению норм Декрета отведена местным органам власти. Для этого предусматривается создание местными исполнительными и распорядительными органами постоянно действующих комиссий, основными задачами которых являются содействие гражданам в трудоустройстве.

В состав комиссий будут включаться депутаты всех уровней, специалисты местных органов власти, а также представители общественных объединений. Возглавлять комиссии, создаваемые на районном уровне, будут, как правило, председатели Советов депутатов.

Декрет предоставляет комиссиям широкие полномочия, в том числе по принятию решений об освобождении на определенное время трудоспособных граждан, не занятых в экономике, от обязанности оплачивать услуги по полной стоимости при наличии у них трудной жизненной ситуации.

Для реализации Декрета Правительством будет принят ряд постановлений, которыми будут в том числе определены порядок отнесения трудоспособных граждан к не занятым в экономике, перечень услуг, оказываемых данным гражданам по полной стоимости, порядок расчета платы за эти услуги и другие вопросы.

Читайте так же:  Судебные приставы хмао советский

Кроме того, предусматривается принятие Правительством мер, направленных на активизацию профилактической работы с трудоспособными неработающими гражданами, ведущими асоциальный образ жизни; деятельности налоговых органов по выявлению и налогообложению сокрытых доходов физических лиц.

Декрет вступает в силу после его официального опубликования.

В Белоруссии 20 февраля истекает срок уплаты так называемого «налога на тунеядство». В минувшую пятницу и выходные протестовать против этого налога вышло рекордное для Белоруссии число граждан – столь массовых акций протеста здесь не было уже много лет. Шествия и митинги, состоявшиеся по всей стране, стали называть «маршами рассерженных белорусов» и «маршами тунеядцев».

«Сбор на финансирование государственных расходов» (это официальное название «налога на тунеядство») был введен декретом президента Белоруссии Александра Лукашенко «о предупреждении социального иждивенчества» еще 2 апреля 2019 года. Согласно этому документу, который в народе называют просто «Декретом №3», граждане, не имевшие больше 6 месяцев в году официального места работы, должны ежегодно платить в казну сбор в размере 20 базовых величин. За 2019 год каждый не проработавший как минимум полгода белорус должен заплатить около 190 долларов. Осенью 2017 года – еще 224 доллара за 2019-й (при условии, что курс белорусского рубля останется прежним). В 2018 году за 2017-й – уже 245 долларов (с 1 января размер «базовой величины» в Белоруссии вырос). Не заплатившие могут быть оштрафованы на сумму до 50 долларов, отправлены под административный арест на срок до 15 суток и привлечены к обязательным общественным работам. В декрете предусмотрены особые правила для индивидуальных предпринимателей и фрилансеров, однако для того, чтобы не платить налог, им нужно доказать, что их заработок превысил минимально необходимый по закону порог и с него были уплачены «обычные» налоги.

Под действие нового закона попали 470 тысяч человек – именно столько извещений с требованием заплатить «налог на тунеядство» было разослано белорусской налоговой службой. Заплатили новый налог, по данным ведомства, лишь 44,5 тысячи человек, то есть меньше 10% от общего числа попавших под действие закона граждан. Это принесло в казну более 13,4 миллиона белорусских рублей (7,14 миллиона долларов).

«Декрет №3» вызвал резкую критику в белорусском обществе. Критерии, определяющие, кого считать, а кого не считать «тунеядцем», многим показались несправедливыми и слишком размытыми. Требования уплатить сбор стали приходить людям, которые освобождены законом от его уплаты, – например женщинам в декретном отпуске или молодым людям, призванным в армию. Александр Лукашенко поручил «доработать» декрет, а срок уплаты налога за 2019–2019 годы был сдвинут с 1 ноября 2019 года на 20 февраля 2017-го.

За несколько дней до этой даты, 17–19 февраля, жители белорусских городов вышли на самые массовые за последние годы акции протеста против «налога на тунеядство». Причем вышли не только в Минске, но и в других городах. В Гомеле, расположенном на юго-востоке Белоруссии, в 50 километрах от границ с Россией и Украиной, в акции участвовали более 2 тысяч человек – таких массовых протестов здесь не было даже не с 2000-х, а с 90-х годов.

Многие наблюдатели поспешили связать неожиданную массовость митинга против «налога на тунеядство» в Гомеле именно с близостью города к границе с восточным соседом. Заговорили даже о риске появления «Гомельской народной республики» – по свидетельствам очевидцев, во время митинга раздавались крики «Спасибо Путину!» и «Россия нас спасет». Многие белорусы из приграничных с Россией областей действительно работают в соседней стране, как правило, попадая под действие «Декрета №3».

Есть ли что-то реальное за слухами о сепаратистских настроениях в Белоруссии из-за нового закона? Почему белорусские власти решили изменить своей традиции и не стали разгонять акции протеста против «налога на тунеядство»? Велик ли шанс, что «Декрет №3» будет отменен или пересмотрен? Эти вопросы мы задали обозревателю Белорусской службы Радио Свобода Юрию Дракахрусту и жителю Гомеля Андрею Стрижаку – активисту Профсоюза работников Радиоэлектронной промышленности, одному из организаторов сбора подписей против «налога на тунеядство» (таких подписей по всей Белоруссии собрано уже более 60 тысяч).

Юрий Дракахруст:

– Это, на самом деле, верхушка айсберга. Есть очень много индикаторов того, что белорусы очень недовольны этим налогом. Он противоречит народному представлению о справедливости. Да, 2–3 тысячи, которые вышли на улицы Минска, на двухмиллионный город – это не так много. С другой стороны, оппозиционные организации собрали 60 тысяч подписей под петицией за отмену этого закона, который, по мнению многих экспертов, составлен очень неудачно, без понимания особенности структуры белорусского общества. Результатом этого стал просто поток тысяч, десятков тысяч жалоб людей, которые говорят: меня не надо облагать, почему мне прислали письма из налоговой, скажем, женщина пишет: «Я в декрете. Какой я тунеядец?! Я дитя рожаю!». Из объяснений белорусских правящих лиц стало ясно, как они вообще получили количество тунеядцев. Это общее количество трудоспособного населения минус те, кто имеет легальную работу. А в отношении всех остальных устанавливается как бы презумпция вины. Мы вам присылаем извещение из налоговой, а вы нам доказываете, что не должны платить. Это породило довольно большое раздражение и гнев.

Было разослано 470 тысяч извещений. На начало февраля заплатили только 10%. Дедлайн в понедельник. Уже надо платить. 90% проголосовали ногами. Они не заплатили. За это полагается штраф. За это полагается до 15 суток ареста. Как полмиллиона человек посадить под административный арест? Это очень сложный вопрос. Я не знаю. Я думаю, что белорусские власти тоже не знают. В общем-то, они пытаются маневрировать.

– ?Ради чего, собственно, принимался этот закон? Ради того, чтобы получить деньги в бюджет, или ради того, чтобы «прижать» какую-то часть населения, которая работает вне контроля государства и, например, ведет какую-то общественную активность?

– Скорее, второе. Я думаю, что, скорее всего, острие этого закона направлено даже не столько против людей с некими политическими взглядами, а против огромной части людей, которые работают в России. Как бы у них что-нибудь отобрать. Потому что налоги они не платят, а если платят, то платят в российский бюджет. Поскольку сейчас в Белоруссии острый экономический кризис, расширяется «серая» экономика. Кто работает на своем подворье, кто зарабатывает какими-то разовыми работами, и государству жалко. Надо бы их как-то приструнить, пристроить, что-то у них отобрать, чтобы они вышли на свет, чтобы мы их видели, что они работают и что-то платят. Вряд ли есть расчет на то, что с них можно много взять.

«Ну, граждане алкоголики, тунеядцы, хулиганы, кто хочет поработать?» Сцена из фильма «Операция «Ы» и другие приключения Шурика, 1965 год – разгар советской борьбы с «тунеядцами»:

– Сейчас наш профсоюз ведет следующую линию защиты от начисления пеней и от уплаты этого сбора. Действительно, 20-го числа истекает срок уплаты по тем извещениям, которые были получены ранее. Однако существует следующая возможность. Вы можете подать жалобу в Налоговую инспекцию с просьбой освободить вас от уплаты, а также обратиться в суд по месту жительства, в котором также можете указать, почему вы считаете, что декрет не должен применяться в отношении вас. Завтра в Гомеле состоится такой суд. Это будет второе судебное заседание, на котором мы будем пытаться доказать, что человек, который уплачивает НДС и другие прямые и косвенные налоги и сборы, участвует в государственном финансировании.

– Что не так с этим налогом на тунеядство? Со стороны может показаться, что дело обстоит довольно просто. Люди работают в серую или темную, либо в Белоруссии, либо еще где-то за границей, а государство хочет заставить их платить налоги. Почему этот закон несправедлив?

– Закон несправедлив по той причине, что он затрагивает огромное количество слоев населения, которые никаким образом не могут быть названы тунеядцами. Мы сталкиваемся в нашей практике с ситуациями, когда люди попадают в правовые коллизии в связи с этим декретом. Например, человек отслужил срочную службу в армии и был демобилизован. По логике декрета он фактически через неделю после того, как вышел за ворота воинской части, должен найти себе работу. На практике это реализовать довольно сложно. Другой пример. Люди, которые всю жизнь прожили в небольшом городе и в силу отсутствия в нем работы жили за счет того, что у них растет на огороде, – они также признаются тунеядцами по этому декрету. Власть, понимая несовершенство декрета, пытается его усилить «подпорками» и дать большие полномочия для освобождения от налога местным исполнительным органам власти. Но это рождает ситуацию, когда право начинает трактоваться абсолютно произвольно. Если в декрете не описана четкая ситуация, местный чиновник может в силу симпатии или антипатии принимать те или иные решения в отношении каждого человека.

– Почему в Гомеле на акции протеста против «налога на тунеядство» вышло не меньше людей, чем в Минске? Это как-то связано с близостью России, куда многие гомельчане наверняка ездят на заработки, не имея при этом официальной работы у себя на родине?

– После крымских событий, после событий на Донбассе и очень серьезного падения российского рубля привлекательность России как направления трудовой миграции очень сильно упала. Несмотря на то что в Беларуси практически нет работы, зачастую получается, что мужчина, который оставляет свою семью и уезжает в Россию на заработки, зарабатывает в итоге столько же, сколько в Беларуси. Поэтому многие семьи уже отказываются от этой практики. Если бы это было связано только с белорусскими гастарбайтерами в России, то по этой логике Могилев и Витебск тоже должны были проявить такую активность. Беларусь – страна по меркам Европы большая и совсем небольшая в сравнении с РФ. Разницы между настроениями в Бресте и в Гомеле в плане трудовой миграции практически не существует. И там, и там люди раньше выезжали на работы. Я вижу причину активности людей в Гомеле в другом. Во-первых, Гомель – это второй город Беларуси по величине после Минска, это 500–600 тысяч населения, которое расположено достаточно компактно. Во-вторых, в Гомеле большую активность проявляет наша организация – «Независимый профсоюз радиоэлектронной промышленности». Наша юридическая служба в Гомеле составила несколько сотен обращений в налоговые органы, порядка 400. Леонид Судаленко, наш правовой инспектор, принял тысячи человек, которые приходили за консультациями. И каждый из этих людей получал информацию о том, что будет акция протеста. Плюс «сарафанное радио», социальные сети, местные независимые СМИ, очень качественная работа по вовлечению людей в активность. Мы предлагали им подписать онлайн-обращение, которое было создано на специальном сайте. Оно получило практически 24 тысячи подписей, которые ушли в Администрацию президента. По нашим законам, мы должны получить ответ на это обращение в течение месяца. Еще 5,5 тысяч подписей было собрано вручную, люди выходили с подписными листами, разговаривали, общались с другими людьми на тему того, что будет акция протеста. Как вы знаете, любая победа имеет много отцов, в отличие от любого поражения, которое обычно сирота. Но я без чувства ложной скромности могу сказать: очень большая заслуга того, что в Гомеле прошла такая серьезная акция, это заслуга нашего независимого профсоюза.

Читайте так же:  Линия воронеж осаго

– На акции в Гомеле, по свидетельствам очевидцев, звучали не только требования об отставке Александра Лукашенко и отмене этого налога, но и слова поддержки в адрес Владимира Путина, вызвавшие бурные аплодисменты в толпе. В интернете заговорили чуть ли не о провокации со стороны России, которая могла как-то подпитать или организовать этот митинг, которая хочет подпитывать в Гомельской области некие сепаратистские настроения. Существует ли реальная почва для таких разговоров?

«Спасибо Владимиру Владимировичу Путину!» — фрагмент одного из выступлений на «марше тунеядцев» в Гомеле

No media source currently available

– Действительно, со сцены прозвучало одно выступление, в котором были слова благодарности президенту РФ Владимиру Владимировичу Путину. Непонятно за что. Там достаточно неразборчивый текст. Но это явно не был призыв решать проблемы с помощью России. Аплодисменты, которые там прозвучали, тоже имели место быть. Но я не могу сказать, что весь митинг был пророссийски направлен. Это был режим свободного микрофона, к которому мог подойти любой человек и сказать какую-то свою речь. Сам факт того, что среди этих тысяч людей нашелся только один человек, который решил таким оригинальным образом поблагодарить главу РФ, говорит о том, что это далеко не основная идея или основная мысль тех людей, которые пришли на площадь. Сложность ситуации заключается в том, что здесь действительно очень серьезно работает российская пропаганда. Российские СМИ, которые называют средством информационной войны, отрабатывают здесь те же самые приемы, которые они отрабатывали в случае с Украиной.

В Беларуси через социальные сети, в частности «Одноклассники», насаждается мысль о том, что Беларусь – это недогосударство, что она не должна существовать, или должна, но только в составе великой России «от океана до океана», тогда мы можем быть счастливы. Это очень большая проблема. Но к счастью, пока по сути стихийные выступления людей еще никаким образом не манипулируются со стороны специалистов российского пропагандистского сектора. И я очень надеюсь на то, что мы, гражданские активисты, активисты независимого профсоюза, активисты политических партий, сможем совладать со своими внутренними межпартийными рознями для того, чтобы понимать, насколько огромны возможности влияния на людей тех, кто является противником независимости нашей страны, какую опасность они представляют.

– Александр Лукашенко поручал чиновникам доработать этот декрет так, чтобы под него не попадали некоторые категории населения, в том числе те, о которых вы говорили, – солдаты-срочники, например. Это было сделано? И если да, то почему этого оказалось недостаточно для того, чтобы избежать протестов?

– Для урегулирования ситуации предпринимались шаги, связанные с созданием дополнительных «подпорок» и «костылей» к закону, о которых я говорил. Но по факту это все равно правовой документ, который начинает использоваться неправовым путем. Отдавая чиновникам возможность определять, кто должен платить сбор, а кто не должен, местные власти получают огромные коррупционные возможности, особенно в малых городах, для жителей которых 245 долларов – это достаточно большая сумма. Учитывайте, что осенью с граждан попытаются взять деньги сразу за два года – за 2019 и 2017 год. Эта сумма совершенно неподъемная для человека, который живет в малом городе, и очень существенная даже для жителя столицы или областного центра. Работая с такими суммами, у нечистых на руку чиновников появляется очень большой соблазн получить доступ к возможностям незаконного обогащения. Это первый момент. Второй момент: не исключайте, что здесь может работать принцип избирательности по политическим причинам. Например, каких-нибудь гражданских активистов с помощью этого декрета могут просто вогнать в долговую яму или принудить их к отъезду из страны.

Еще один момент заключается в том, что государство не в состоянии признать факт того, что у него есть отличный репрессивный аппарат, который должен заниматься розыском тех людей, которые не уплачивают налоги. Например, у нас отлично работающее Министерство по налогам и сборам с большим штатом, которое в состоянии выявить каждого человека в стране, не платящего налоги. Государство вынуждено принимать для этого еще какой-то специальный декрет. Это все очень нелогично. Свидетельством тому является 470 тысяч разосланных уведомлений, которые в том числе получили люди, уже давно не живущие в Беларуси, люди, которые умерли, люди, которые просто не должны этот сбор платить по самому определению, например инвалиды. Из 470 тысяч уведомлений оплачены 10%, что говорит об «эффективности» работы с этим декретом. А власть получила из-за этого огромное количество проблем – это и массовые выступления, это и дополнительные финансовые затраты на воплощение декрета в жизнь. Я, на самом деле, очень надеюсь на то, что здравый смысл возобладает и декрет отменят, и начнут работать в штатном режиме по нашему Налоговому кодексу.

– Когда-то в России выходили на улицы сотни тысяч человек. В это же время в Белоруссии запрещали собравшимся на акцию даже хлопать в ладоши. Потом случилась Болотная. Законодательство в России стали ужесточать. Начались разговоры, что «скоро будет, как в Белоруссии». И вот в Белоруссии выходят на улицы тысячи людей, а в России сажают в тюрьму за одиночные пикеты. Как так получилось? Что произошло с белорусским обществом и с белорусскими правоохранительными органами? Почему они не стали разгонять эти акции?

– В Белоруссии достаточно удивительная ситуация. Потому что, на самом деле, вы очень справедливо заметили, что наступила непонятная оттепель. То, что было раньше запрещено, внезапно стало разрешено. Я думаю, что в определенной ситуации непонимания того, что происходит, находятся как активные граждане, так и многие местные власти. Я вижу по различным ситуациям, что местные чиновники далеко не всегда понимают, что делать в условиях этих новых реалий. Мне видится, что эти новые реалии в основном обусловлены отсутствием денежного финансирования, мощного серьезного финансирования Россией режима Александра Лукашенко. Потому что если раньше можно было не заботиться о своем имидже перед Западом, то сейчас все выглядит так, что дана установка не давать возможности показать гражданскому обществу картинку о том, что кого-то где-то репрессируют. Власть перешла на какие-то более тонкие методы работы. И пока в них только осваивается. Я думаю, что этот временно возникший глоток свободы должен быть использован гражданским обществом для того, чтобы иметь возможность закрепиться в публичном пространстве, начать создавать свою повестку дня и показывать, что не только власть является автором публичной политики в нашей стране.

– Много ли политических лозунгов было на акциях в Минске и Гомеле?

– Изначально акции планировалась как акции протеста против «Декрета №3». Но дело в том, что абсолютно все в Белоруссии знают: за любым законодательным актом, за любой законодательной установкой стоит один человек. Наша власть очень персонифицирована. Вся вертикаль работает под него. Поэтому вполне логично, что многие люди абсолютно четко понимают ситуацию, говорят о том, что помимо последствий этого декрета должна быть устранена и сама причина, которая привела к его появлению. Поэтому политические лозунги, которые возникли, в этой ситуации вполне естественны, – говорит Андрей Стрижак.

Акции протеста в Белоруссии заставили многих еще раз вспомнить о борьбе с «тунеядством» в СССР, хотя и нынешним российским властям не чужда идея ввести налог, аналогичный белорусскому. В мае 2019 года, спустя месяц после того, как Александр Лукашенко подписал «Декрет №3», Федеральная служба по труду и занятости предложила ввести «социальный платеж» для трудоспособных категорий россиян, которые не работают и не состоят на учете на бирже труда. По данным «Росстата», в сентябре 2019 года в России было почти 20 миллионов человек, не трудоустроенных официально, – из них лишь 4 миллиона, по данным ведомства, действительно не имели работы, остальные 15 миллионов были заняты в теневом секторе экономики. В мае 2019 года ввести административную и уголовную ответственность за тунеядство предлагала член Совета Федерации Надежда Болтенко, а в октябре этого же года – министр труда Максим Топилин. Ни одна из этих инициатив реализована не была.

Белоруссия: Вместо «налога на тунеядство» — принудительный труд и внесудебное лишение свободы

Белоруссия обновила декрет о «социальном иждивенчестве», приняв новый декрет о «содействии гражданам в трудоустройстве», «стимулировании занятости» и проведении профилактической работы с «асоциальными элементами». Новый декрет дает право местным комиссиям без суда и по своему усмотрению отправлять «асоциальных» граждан в лечебно-трудовые профилактории (ЛТП) сроком до года.

Декрет №1 «О содействии занятости населения», который президент Александр Лукашенко подписал 25 января 2018 года, оказался не новым, а уже известным, но «изложенным в новой редакции» декретом №3 от 2 апреля 2019 года «О предупреждении социального иждивенчества».

А поскольку местным органам власти в декрете №1 отведена роль людей, близких к населению и ответственных за реализацию декрета, провластные кандидаты на местных выборах 18 февраля получили для общения с электоратом тему о том, как они будут трудоустраивать добропорядочных граждан и принуждать к выполнению общественного долга менее добропорядочных.

Официальный телеканал АТН уже назвал декрет «матрицей нового социального договора между государством и гражданами».

Читайте так же:  Вернуть электронный товар

Беларусь, возможно, не осознавая этого, признала, что государство эксплуатирует население. Ведь понятие социального договора подразумевает соглашение, достигаемое гражданами по вопросам правил и принципов государственного управления с соответствующим им правовым оформлением. В данном случае новый декрет показывает, что государство фактически бог и царь.

Есть и приятная новость: сборы на финансирование госрасходов, которые уже были уплачены гражданами по декрету № 3, Министерство по налогам и сборам обещало вернуть. Правда, сроки возврата не обозначены, а механизм неясен. Известно только, что желающим нужно будет написать заявление о возврате.

Но в декрете пока нет главного: определения того, кто, собственно, является «незанятым в экономике», а также «порядка отнесения трудоспособных граждан» к этой категории лиц. И то и другое должен определить Совет министров, причем, к 1 апреля 2018 года, что привносит дополнительный смысловой оттенок. Кроме того, в декрете №1 появилась «ресоциализации лиц, ведущих асоциальный образ жизни» — новое понятие, которого не было в старой редакции декрета №3. Ресоциализацию предполагается проводить в лечебно-трудовых профилакториях (ЛТП).

Решение о том, кто ведет образ жизни, достаточно асоциальный, чтобы быть подвергнутым ресоциализации, будут принимать чиновники, входящие в «комиссии по трудоустройству». Декрет №1 легализует деятельность этих комиссий, уже существующих по факту, и расширяет их полномочия, позволяя принимать решения о помещении в ЛТП «асоциальных» лиц. Более того, по причине отсутствия правовой базы, подобные решения будут приниматься по собственному усмотрению чиновников. В настоящее время помимо поиска работы для тех, кто желает ее найти, комиссии составляют списки лиц, по каким-либо причинам не желающих трудоустраиваться официально — потенциальных кандидатов на «ресоциализацию».

При таком подходе очень легко будет признать неудобного властям гражданского активиста лицом, ведущим асоциальный образ жизни, и отправить его без суда в ЛТП. Таким образом, белорусские власти создали механизм внесудебного лишения свободы, причем с подстраховкой на случай скандала, поскольку ответственность легко свалить на местных чиновников.

«Раньше в ЛТП отправлял только суд, и только лиц, страдающих хроническим алкоголизмом, наркоманией или токсикоманией. И еще тех, кто не возмещал расходы на содержание государством детей, если они несколько раз в году привлекались к административной ответственности. Что теперь? Если буквально понимать декрет, то любого тунеядца исполком сможет отправить в ЛТП сроком до 12 месяцев… Без предупреждения и привлечения к административной ответственности», — пояснил ситуацию юрист Александр Жук на своей странице в «Фейсбуке».

Что касается общей логики обоих вариантов декрета, то она основана на утверждении, что «тунеядцы» не платят налоги. Но 52% доходной части бюджета Беларуси на 2018 год составляет 20-процентный налог на добавленную стоимость, которым облагаются покупки граждан и юридических лиц. Работает гражданин или нет, он становится налогоплательщиком, придя за покупками в магазин.

Вместо ежегодного «сбора на финансирование государственных расходов», прозванного в народе «налогом на тунеядство», декрет ввел «оплату субсидируемых государством услуг по их полной стоимости». Это коснется с 1 января 2019 года всех трудоспособных граждан, не работающих официально, то есть, не платящих подоходных налогов. Ни услуги, подлежащие оплате, ни их полная стоимость, декретом тоже не определены. Разобраться в этом вопросе также должен Совет министров Беларуси, и тоже к 1 апреля 2018 года. Определенно, никто в Белоруссии еще не получал шанса на столь яркую первоапрельскую шутку.

Полицейское государство без прикрас

Тунеядцы выступили против Лукашенко

Закон против тунеядцев в Белоруссии

Белоруссия — не государство для народа

В целом, весь декрет № 1, по мнению экспертов, носит крайне неконкретный характер. «Здесь нет ни одной нормы прямого действия. И как он будет реально действовать, совершенно непонятно. До такой степени неконкретного нормативно-правового акта я еще не видел», — заявил председатель Ассоциации малого и среднего предпринимательства Сергей Балыкин. А Валерий Карбалевич, политолог и эксперт аналитического центра «Стратегия», полагает, что «в новом декрете заложены мины», которые приведут к серьезным последствиям при внедрении закона. Оба аналитика считают, что власти не хватило политической воли признать неудачным предыдущий декрет №3, и новый № 1 был разработан исключительно с целью сохранить лицо.

Напомним, что декрет № 3 появился на фоне экономического кризиса, когда власти думали, как пополнить бюджет, а граждане — как выжить в условиях массовых сокращений и повышения пенсионного возраста. В результате, когда в декабре 2019 года «тунеядцы» стали получать уведомления от налоговой, многие не смогли заплатить требуемой суммы. Хотя неплательщикам грозили штрафы и арест до 15 суток с привлечением к общественным работам, из 470 тысяч человек, получивших извещения, «тунеядский» налог заплатили лишь 44,5 тысячи — меньше 10% от общего числа попавших под действие закона. Вместо планируемых 100 миллионов долларов это принесло в бюджет порядка 7,14 миллиона долларов — сумму в масштабах государства более чем скромную.

Также выяснилось, что система учета, выявляющая «тунеядцев», работает плохо, как, впрочем, и государственная система трудоустройства. Что в небольших городах работы просто нет. Наконец, декрет №3 не предусматривал множества ситуаций, отчего в «тунеядцы» записывали больных, ухаживавших за ними родственников, демобилизованных солдат и выпускников вузов. Механизм применения декрета пришлось корректировать на ходу, изменив и приняв за 34 месяца его действия 109 нормативных актов, и все равно он работал неэффективно. В то же время в обществе нарастало недовольство. Формулировка «социальное иждивенчество» многими была воспринята как оскорбление. Людей возмущало и то, что государство отбирает у безработных последние деньги, вместо того, чтобы оказать им помощь. Охота на «тунеядцев» в ряде случаев привела к самоубийствам безработных, а уличные протесты достигли масштабов, каких Белоруссия не знала с середины 90-х годов.

В конце концов, власти пошли на попятный. Правда, приостановив действие декрета №3, Лукашенко заявил, что он будет не отменен, а «значительно доработан». Доработанный вариант в виде №1 и был представлен в конце января.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Тысячи граждан Белоруссии получили уведомления с требованием заплатить налог «на тунеядство»

Около 400 тысяч граждан Белоруссии должны заплатить налог по новому закону, который вызвал массу возмущений. Документ, более известный как «Декрет о тунеядстве», обязывает тех, кто нигде не трудоустроен, платить специальный сбор. Люди пытаются оспорить эту норму.

Майя Наумова второй год ищет работу. В 2019 году ее сократили, с тех пор найти вакантное место не получается.

«Звонила одному из работодателей. Говорит – приезжайте на собеседование, будете пятнадцатой. На другой конец города. Даже нет смысла ехать. А вакансия – продавец», — рассказывает Майя.

Недавно ей пришло извещение из налоговой инспекции. Женщина попала под действие декрета «О предупреждении социального иждивенчества» — в народе его назвали «Декретом о тунеядстве». Теперь за период вынужденной безработицы она должна еще и заплатить государству 360 белорусских рублей – это около 12 тысяч российских.

«Их нет! Откуда, если я не работаю? Мама, что ли должна платить моя? На что жить тогда?» — возмущается Майя.

Нашумевший Декрет №3 Александр Лукашенко подписал еще в апреле 2019 года. Тех, кто официально не трудоустроен больше полугода и не состоял в это время на учете в центре занятости, обязали платить сбор – в среднем, около 250 долларов. Не платишь – начисляется пеня, ограничиваются гражданские права, могут даже арестовать на 15 суток и отправить на общественные работы. Власти Белоруссии рассчитывали, что это поможет вывести из тени тех, кто получает зарплату в конвертах, люди займут пустующие рабочие места. Кроме того, чиновникам эта мера казалась справедливой.

«Человек, могущий работать, не инвалид, он должен работать, зарабатывать на себя, на свою семью, на своих детей и приносить пользу своей стране, уплачивая налоги», — заявил президент Александр Лукашенко.

Исключения тогда сделали для нескольких категорий – например, студентов, священников, многодетных и родителей, чьи дети – дошкольного возраста. Но оказалось, что и без них «тунеядцев» в Белоруссии очень много. Уведомления из налоговой в десятимиллионной стране получили около 400 тысяч человек. При этом официально безработица только за последний год выросла более чем на треть.

«Я это считаю глупым и несправедливым. Если я с начала 2019 года только в декабре смог устроиться на работу, и состоял на учете в центре занятости населения! Если нет вакансий, нет трудовых мест, какой налог?» — недоумевает житель Слуцка Вугар Иманов.

Новый налог пока заплатили всего 24 тысячи человек. Тем временем, по всей стране активисты собирают подписи за отмену декрета – в офисах, на рынках, в интернете. Подписавшихся уже десятки тысяч. На улицах – споры.

«Тунеядцами» в одночасье стали считаться те, кто трудится за рубежом – например, в России или Польше; так называемые фрилансеры, да и просто те, кто не работает, потому что может себе это позволить. По мнению многих юристов, здесь налицо нарушение Конституции.

«В Налоговом кодексе нет сегодня такого сбора, который есть в Декрете! Более того, в Конституции, как бы ни говорили, человек право имеет, это право его, а не обязанность! – на выбор работы», — напоминает председатель Профсоюза работников радиоэлектронной промышленности Республики Беларусь Геннадий Федынич.

Когда стало ясно, что реакция на Декрет №3 в обществе неоднозначная, Министерство труда и социальной защиты разработало к нему поправки. И в начале этого года Александр Лукашенко подписал новый декрет. Из списка «социальных иждивенцев» убрали несколько категорий – в частности, спортсменов и тех, кто проходит альтернативную воинскую службу. Снисхождение обещают проявить и к тем, кто оказался в «трудной жизненной ситуации» — например, больше полугода ухаживал за больными родственниками.

Новая редакция декрета неприятно удивила родителей дошкольников. Теперь они тоже считаются «тунеядцами», если не работают, а ребенок ходит в детский сад. Налоговую инспекцию забросали письмами, требуя объяснить: почему в принципе государство считает сотни тысяч человек иждивенцами?

Министерство труда и Министерство по налогам и сборам отказали журналистам в комментарии. Между тем, активисты хотят передать депутатам республики подписи за отмену скандального документа – если их окажется больше 50 тысяч, эта петиция уже может приобрести силу закона.